Влияние макросреды

Базовым социальным фактором, определяющим психологическое состояние женщины во время беременности, является та культурно-историческая среда, в которой она существует. «Среди факторов, влияющих на процесс перехода к родительству, немалую роль играют типичные для конкретной культуры установки в отношении беременности, деторождения и воспитания ребенка, разделяемые семьей».[1] Глобальные представления о сущности и характере жизнедеятельности и всех ее параметров интериоризируются личностью еще в раннем детстве по тем шаблонам, которые открываются восприятию в первые годы жизни. Сформированные в этот период представления закрепляются на бессознательном уровне и практически не подвергаются изменениям в течение дальнейшей жизни. Одним из таких шаблонов является представление о характере взаимодействия между матерью и ребенком.

Яркой иллюстрацией этого процесса является исследование, выявившее статистически значимые различия взаимоотношений в диадах мать-ребенок между жителями России и Германии.[2] Среди объективных показателей условий жизнедеятельности были выявлены следующие: «В то время как в немецкой выборке мы имели дело с маленькими семьями, проживающими в неплохих жилищных условиях и имеющими довольно большой круг внесемейных контактов, русская выборка состояла преимущественно из больших семей … с небольшой жилплощадью и довольно ограниченным кругом внутрисемейных контактов». Что касается различий менталитета, «в сложившихся русских концепциях воспитания сохранили свою высокую значимость унаследованные в процессе социализации эмоциональные механизмы, а также ряд первоначально религиозных представлений о взаимной помощи и братстве, которые и придали русским воспитательным концепциям их морально-эмоциональный характер. Традиционные же немецкие воспитательные концепции следует описать скорее как рационально-прагматические, представляющие собой конгломерат представлений о ценности дисциплины, послушания, авторитета и протестантской этики индивидуализма и достижений».

Результаты исследования показали:

  1. «явную направленность русской семьи на ребенка, к которому в той или иной степени приспосабливается семейная жизнь и функциональные процессы в семье. В противоположность этому немецкие матери стараются максимально прагматически интегрировать ребенка в каждодневную жизнь семьи»;
  2. «русские матери демонстрирует гораздо большую неуверенность в отношении дальнейшего развития их ребенка и тех воспитательных стратегий, которые они выбирают»;
  3. «русские матери инициируют общение и реагируют в процессе взаимодействия гораздо чаще».

Очевидно, что выявленные различия обусловливаются не объемом жилплощади и количеством членов семьи, а носят явный культурно-исторический характер,  определяемый менталитетом своего времени и пространства. Немецкие матери, опираясь на разумные основы своего упорядоченного мировоззрения, преобладающие над эмоциональными, проявляют меньшую тревожность и озабоченность по отношению к своему ребенку как после родов, так соответственно и во время беременности. Интересующее нас психологическое состояние российских матерей, обусловленное в большей степени эмоциями, характеризуется тревожностью и нестабильностью.

Таким образом, среди социальных факторов, влияющих на психологическое состояние беременной женщины, одно из центральных положений занимают интериоризованные культурно-исторические традиции отношения к детям, существующие в данном обществе.

 

[1] Крайг Г. «Психология развития» Санкт-Петербург, 2001.

[2] Л.  Анерт, Т. Майшнер, А.Шмидт, В.А. Доскин «Кросс-культурное исследование        взаимодействия с детьми русских и немецких матерей» // Вопросы психологии, 1994, №5.

 

Далее: Пролонгированное влияние микросреды