Пролонгированное влияние микросреды

Не менее важным социальным фактором, определяющим психологическое состояние беременной женщины, является интериоризация в первые годы жизни отношений, свойственных не обществу в целом, а индивидуально родителям будущей матери, а точнее, образ собственной матери в восприятии дочери, т.е. ролевые стереотипы. Так, «большинство матерей, отказывающихся от своих детей, воспитывались в нестабильных семьях и с раннего детства имели негативный опыт межличностных взаимоотношений. Личность многих «женщин, не готовых к эффективному материнству», формировалась в своеобразной субкультуре агрессии, часть из них в детстве страдали от унижающего достоинство угнетения и холодного отношения со стороны своих родителей … Многие из женщин, бросающих своих детей, как бы повторяют приобретенный в детстве дефектный стереотип поведения матери».[1]

Наиболее ярко это влияние отражается на женщинах, впервые собирающихся рожать. Беременность, в особенности первая, — кризисная точка в поиске своей женской идентичности.  Первая беременность, рывок от дочернего состояния к материнскому — время психологического переворота, она заставляет женщину вернуться к переживанию глубокой биологической идентификации со своей матерью. Первая беременность позволяет женщине вновь пережить первичное единство с матерью и одновременно нарциссически идентифицироваться с собственным плодом как с Собственным Я в глубине материнского тела, что может реактивировать сильнейшие амбивалентные чувства, оживить конфликты предыдущих этапов развития. Таким образом, молодая женщина вынуждена разрешать их внутренне и внешне новым путем.

Для молодой женщины, чья мать была «достаточно хорошей», временная регрессия к первичной идентификацией со щедрой жизнедающей матерью и с младенческим Собственным Я — приятная фаза развития, на которой достигаются дальнейшая зрелая интеграция, повышение самооценки и духовный рост.

Но для других, чьи амбивалентные чувства к матери не получили разрешения, а по отношению к Собственному Я и к важнейшим фигурам прошлого доминируют негативные чувства, неизбежная регрессия беременности облегчает выход на поверхность ранее неразрешенных конфликтов, против которых до сей поры могла быть защита. Беременная женщина часто проецирует (Д. Пайнз, 1997) на плод амбивалентные или негативные стороны Собственного Я и свои внутрипсихические объекты, словно плод является их продолжением.

Отсюда следует, что особое эмоциональное состояние при беременности, в котором молодая женщина может идентифицировать себя как будущую мать со своей матерью (и, следовательно, с желанием стать матерью младенцу), входит в конфликт с ее идентификацией с плодом, которая усиливает инфантильное желание снова стать объектом материнской заботы. Новое появление в сознании беременной ранее вытесненных фантазий женщине предстоит интегрировать с реальностью ребенка, как только он появится на свет.

Важность влияния эмоционального отношения женщины к своей матери в период беременности неоспоримо. Доказано, что возможность женщины идентифицировать себя как Мать с Образом своей матери в период первой беременности влияет на её Образ Я: самооценка у этих женщин достаточно высокая, а внутренняя конфликтность — низкая. У женщин, у которых в этот период идентификация с матерью происходит через инфантильное представление о себе Я — Я-дочь, отмечается достаточно низкая самооценка, непринятие своего Образа Я, высокая внутренняя конфликтность. В этом случае женщина внутренне не готова быть Матерью своему ребёнку, быть достаточно зрелой, ответственной.

Таким образом, на формирование психологической установки на материнство оказывает влияние образ собственной матери, а психологическая установка на материнство оказывает влияние на психологическое состояние беременной женщины.

 

[1] В.И. Брутман, М.Г. Панкратова, С.Н. Ениколопов «Некоторые результаты обследования женщин, отказавшихся от своих новорожденных детей» // Вопросы психологии, 1994, №5.

 

Далее: Непосредственное влияние микросреды