Гендерные проблемы общения врача и пациента

Гендерные проблемы общения врача и пациента в просмотренной научной литературе практически не освещены. Вероятно, данная тематика в современной науке изучена недостаточно.

Представленные в литературе данные позволяют лишь косвенно судить о гендерных проблемах общения врача и пациента. Очевидно, что общение врача и пациента осуществляется преимущественно на межгрупповом уровне, и при этом врач и пациент выступают одновременно как представители социальных групп врачей и пациентов и как представители гендерных групп, т.е. каждый из них выполняет (как минимум) две роли в одно и то же время. При этом, если пациент находится на приеме у врача, а врач ведет прием пациента, то роли врача и пациента являются ведущими, актуальными в данной ситуации и более значимыми, чем гендерные роли.

Тем не менее в процессе общения врача и пациента между гендерными ролями и ролями врача или пациента может возникнуть межролевой конфликт.

Наиболее острым при этом представляется межролевой конфликт, возникающий при одновременном выполнении роли мужчины и роли пациента. Выполняя роль мужчины, человек ориентируется на такие требования к данной гендерной роли, как мужество, стойкость, запрет на выражение жалоб и т.п., причем требования к гендерной роли мужчины являются жесткими: «В нескольких исследованиях было показано, что последствия нарушения гендерных норм различаются для мальчиков и девочек (мужчин и женщин). Родители, особенно отцы, в большей степени поощряют мальчиков за соответствие гендерным стереотипам, и наказывают мальчиков строже, если они нарушают гендерные нормы поведения. Если над мальчиками поступающими «не по-мужски» подсмеиваются сверстники, ругают родители, девочкам отклонение от гендерной роли чаще может сойти с рук. Это приводит к тому, что мальчики тверже стремятся соответствовать своей гендерной роли, в том числе и в переносимости боли, чем девочки» [3]. Следовательно, мужчина-пациент может предоставлять врачу информацию лишь о тех жалобах, которые причиняют ему наибольшее беспокойство, не говоря о менее выраженных симптомах, преуменьшать интенсивность симптомов, т.е. предоставлять информацию о симптомах заболевания в искаженном виде.

Кроме того, необходимость реализации гендерной роли мужчины может усугублять течение заболевания под влиянием эмоциональных факторов: «самораскры­тие считается признаком слабости и приводит к потере уважения со стороны дру­гих мужчин. Поэтому мужчины более одиноки, чем женщины. … мужчины, избегающие самораскрытия, тем самым уменьшают возможность получить поддержку от других, поскольку окружающие могут и не догадываться, что такая поддержка требуется» [6, с.184].

Конфликт между ролью мужчины и ролью пациента может приводить и к тому, что мужчины во время болезни вовсе не обращаются к врачу, а продолжают выполнять профессиональную деятельность: «Работа на карьеру у мужчин предполагает демонстрацию успеха не только как профессионала, но и как здорового человека, который при необходимости может нести нагрузки продолжительного рабочего дня, работать по выходным, во время отпуска и всегда – без ухода на больничный. Данные глубоких интервью показывают, что мужчине стыдно болеть» [12].

Однако склонность переносить болезнь на ногах характерна и для женщин: «Среди отметивших наличие проблем со здоровьем … только 21,3% мужчин и 15,8% женщин остались лечиться дома, а большинство вышли на работу … Значительная часть мужчин (78,7%) и женщин (84,2%), из тех, кто имел недомогания, справлялись с ними на рабочем месте» [12]. Однако для женщин данная склонность, вероятно, обусловлена соображениями, не связанными с гендерной ролью, такими как боязнь потерять работу и т.п.

Нередко в процессе общения с пациентами врачи подвергаются воздействию гендерных стереотипов, не осознавая этого. Так, например, «Safran показал, что пациентам-женщинам в 3 раза чаще назначались рекомендации по ограничению активности, чем мужчинам, даже когда тяжесть клинической картины у мужчин и женщин не отличались» [3], «женщины в два раза чаще получают рекомендации от специалиста принимать какие-либо лекарства» [12].

Таким образом, гендерные стереотипы оказывают большое влияние на отношение к здоровью, прежде всего, мужчин. В практике профессиональной деятельности врачу необходимо учитывать, что конфликт между ролями мужчины и пациента приводит к тому, что информация о симптомах заболевания, предоставляемая мужчинами, может быть неполной или искаженной, что мужчины могут не выполнять назначенные рекомендации и т.п., а также что сам врач не застрахован от влияния гендерных стереотипов. Поэтому в общении с пациентами-мужчинами врач должен акцентировать внимание пациента на необходимости полного и неискаженного отчета о симптомах заболевания, строгого выполнения рекомендаций врача и возможных последствий невыполнения этих рекомендаций и т.п.

Кроме того, необходимость реализации гендерной роли может быть непосредственно причиной психосоматических заболеваний у мужчин: «большое количество соматических заболеваний связывалось с полоролевой идентичностью. Некоторые исследователи рассматривают преобладание алкоголизма, импотенции, стенокардии и других стрессовых расстройств у мужчин как следствия их природной инструментальности и подавления чувств нежности» [4]. Личностно-ролевой конфликт у мужчин, обладающих фемининными качествами, но демонстрирующих гипермаскулинность, приводит к развитию язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки [там же]. Поэтому гипертрофированные проявления маскулинности у пациента дают повод врачу направить такого пациента к психотерапевту.

Если врач и пациент выполняют различные гендерные роли (т.е. если врач – женщина, а пациент – мужчина, или, напротив, врач – мужчина, а пациент – женщина), то между ними может возникнуть непонимание вследствие гендерных различий в сфере общения (п.2.1). Поэтому общение врача с пациентом противоположного пола должно осуществляться в более развернутой форме, информация, предоставляемая врачом, должна быть изложена более подробно, а информацию, предоставляемую пациентом, следует уточнять посредством соответствующих вопросов.

Отдельного рассмотрения заслуживают гендерные проблемы общения врача и пациента, обусловленные нарушениями гендерной идентичности пациента, т.е. принадлежностью пациента к сексуальным меньшинствам. В таких случаях многие врачи проявляют признаки отвержения и отрицательного отношения к пациенту, что неблагоприятно сказывается на общении врача и пациента и, соответственно, эффективности лечения [8]. Согласно этическим принципам медицины, такое отношение врача к пациенту недопустимо. Врач должен уважать права и свободы личности любого человека.

Далее: Заключение