Становление отечественной психологии в ХХ веке

Становление отечественной психологии происходило в 1920-1930-х годах. В много­численных научных дискуссиях, школах, возникавших в то время, нашло отражение стремление построить новую психологию, на­правленную на решение важнейших социальных задач советского общества. Несмотря на то, что в то время доминировала, что есте­ственно, объективная и социогенетическая методология, до нача­ла 30-х годов в России сохранялись и те научные школы, которые были связаны с гуманитарной, философской линией развития.

Однако уже к середине 30-х годов ситуация в науке и обществе резко изменилась, усилились авторитарные тенденции, что привело к разгрому и запрещению не только философской психологии, но и педологии и психотехники. Фактически запрещенными оказались все психологические исследования, даже те, которые были идеоло­гически близки советской власти. Это нанесло серьезный удар по научным психологическим школам, которые очень плодотворно развивались в тот период. Лишь после войны, в середине 40-х го­дов, психология постепенно начала восстанавливаться, возобнов­лять свои исследования. Однако отрыв от традиций, заложенных в начале XX в., потеря связи с зарубежной наукой, внутренняя цен­зура, отсутствие институтов по подготовке психологов и, следова­тельно, малочисленность специалистов долгие годы сказывались на творчестве отечественных ученых.

Вторая половина XX в. ознаменовалась возрождением школ, запрещенных в 30-е годы, актив­ным поиском новых путей развития, новыми исследованиями и открытиями в разных областях психологии, прежде всего в когни­тивной и возрастной. Возобновляются и связи с зарубежной пси­хологией. Многие отечественные исследования, мало известные за рубежом (нейропсихологические работы Лурии, понятие о зоне ближайшего развития Выготского), получают широкое распространение в мировой психологии, дополняются новыми материалами.

Российские же психологи в попытке наверстать упущенные за несколько десятилетий возможности начинают широко внедрять достижения зарубежных коллег. Наряду с положительными эти тенденции имели и отрицательные последствия, связанные с утерей своих традиций, отходом (хотя и не окончательным) от своей мето­дологии, что в соединении (не всегда продуманном) с принципами Разных школ привело к эклектике и невозможности достоверно интерпретировать полученные результаты. Однако к концу XX в. ориентация на интеграцию, свойственная, как уже говорилось, зарубежной психологии, стала явно проявляться и в российской науке. Поэтому в последние годы вновь начинает появляться ин­терес к методологическим вопросам, стремление не механически соединить, но интегрировать достижения, имеющие единую логи­ку научного поиска.