Психология межгрупповых отношений

Содержание

Введение

1. Понятие межгрупповых отношений в современной психологии

2. Структура межгрупповых отношений

3. Основные факторы, влияющие на межгрупповые отношения

Заключение

Список литературы

Введение

Межгрупповые отношения – это не только взаимодействие различных больших социальных групп, но и, например, взаимоотношения различных структурных подразделений и профессиональных групп в организациях, взаимоотношения между коллективами различных организаций и т.д. Поэтому проблема межгрупповых отношений распространяется не только на большие, но и длямалые группы, в том числе на трудовые коллективы.

Актуальность изучения межгрупповых отношений в психологии управления обусловлена тем, что, во-первых, нередко отношения между коллективами различных организаций и отношения между различными профессиональными группами в рамках одной и той же организации характеризуются межгрупповой враждебностью и конфронтацией различной степени выраженности [14]. Враждебность и конфронтация, в свою очередь, оказывают неблагоприятное влияние на внутригрупповые процессы [2], и все эти явления в совокупности нередко препятствуют эффективному осуществлению профессиональной деятельности сотрудниками организаций.

Во-вторых, в современном обществе происходит усложнение самой общественной жизни и структуры социального пространства [2], увеличивается число критериев для социальной категоризации и, соответственно, общее число групп. Другими словами, у членов общества появляется все больше оснований для отнесения себя к различным группам, что приводит к количественному увеличению распространенности проблемы межгрупповых отношений.

Поскольку процесс управления всегда непосредственно связан с групповыми явлениями, в свете вышесказанного, для эффективной реализации управленческой деятельности необходимо владеть знаниями о психологических закономерностях межгрупповых отношений и способах их оптимизации. Проблеме межгрупповых отношений посвящена данная работа.

1. Понятие межгрупповых отношений в современной психологии

Человек рождается и живет в обществе других людей. Неотъемлемой частью жизни человека является его непосредственная включенность в общение с другими людьми и принадлежность к различным социальным группам – большим и малым.

К большим социальным группам относятся многочисленные группы людей, характеризующихся каким-либо общим признаком, например, гендерные группы (мужчины и женщины), возрастные группы (взрослые и дети), этнические группы (русские, французы, англичане и т.д.), профессиональные группы (врачи, учителя, инженеры и т.д.).К малым социальным группам относятся немногочисленные группы людей, объединенных каким-либо общим признаком, например, трудовой коллектив, школьный класс, семья и т.д. [12]. Принципиальное различие между большими и малыми группами заключается в том, что каждый член малой группы имеет возможность непосредственно встречаться и вступать в контакт со всеми остальными членами данной группы; члены больших групп, в свою очередь, подобной возможностью не обладают.

Каждый человек одновременно является членом нескольких больших и малых групп и не является членом других больших и малых групп. Группы, членом которых человек является, в социальной психологии называются ин-группами; группы, членами которых он не является – аут-группами [11].

Как правило, в процессе общения, выполнения какой-либо деятельности, реализации какого-либо акта поведения каждый человек выступает не только как уникальная личность, но и как представитель своей группы. В связи с этим в рамках изучения закономерностей общения и взаимодействия между людьми принято выделять два вида отношений – межличностные и общественные[2]. Межличностные отношения связаны с личностными особенностями общающихся и формируются на эмоциональной основе в зависимости от непосредственного взаимодействия конкретных людей. Общественные отношения носят безличный характер и строятся на основе принадлежности людей к той или иной социальной группе. Общественным отношениям соответствует межгрупповой, межличностным – межиндивидуальный уровень общения. На межгрупповом уровне, как правило, осуществляются отношения между незнакомыми друг другу людьми, на межиндивидуальном – отношения между людьми, уже имеющими опыт непосредственного общения друг с другом.

Однако и в том, и в другом случае одновременно происходит общение в той или иной мере на обоих уровнях: «практически все отношения между людьми окажутся межгрупповыми. Так как человек одновременно является членом многих групп, то хотя бы одна из его групповых принадлежностей будет отличаться от групповой принадлежности людей, с которыми он вступает в контакт: общаться могут люди одного возраста, одного пола, одной профессии, но если они идентифицируют себя с разными этносами, на их взаимодействие большое влияние будут оказывать как особенности этих общностей, так и взаимоотношения между ними. … любые отношения одного индивида как представителя группы к другому индивиду как представителю другой группы неизбежно приобретают личностную окраску … «чистые» межличностные отношения, на которые не влияет принадлежность общающихся к каким-либо группам, можно представить лишь как полюс некоего теоретического континуума, на другом полюсе которого располагаются тоже межличностные отношения, но в максимальной степени подвергающиеся влиянию межгрупповых отношений. А подавляющее большинство случаев взаимоотношений между людьми находится в разной степени отдаленности от полюсов. Одни и те же люди в одних обстоятельствах будут взаимодействовать в большей степени как индивиды, а в других – как члены группы» [13].

Общественные отношения изучаются многими науками: социологией, экономикой, политологией и т.д., и каждая наука рассматривает свой аспект общественных отношений. Социальная психология изучает общественныеотношения людей с точки зрения психологии межгрупповых отношений. «Принципиальное отличие социально-психологического угла зрения на проблему заключается в том, что здесь в центре внимания … стоят не межгрупповые процессы и явления сами по себе или их детерминация общественными отношениями, а внутреннее отражение этих процессов, т.е. когнитивная сфера, связанная с различными аспектами межгруппового взаимодействия (Агеев, 1983). Социально-психологический анализ концентрирует внимание на проблеме отношений, возникающих в ходе взаимодействия между группами, как внутренней, психологической категории. … межгрупповые отношения существуют объективно (их исследование с этой точки зрения – дело социологии), и для социальной психологии важно, как этот факт отражается в сознании членов групп и предопределяет их восприятие друг другом» [2].

Прежде, чем перейти непосредственно к определению понятия межгрупповых отношений, следует отметить, что в современной психологии нет единства взглядов исследователей на изучаемый феномен: «С позиции здравого смысла кажется достаточно очевидным, что межгрупповые отношения – это отношения, объектом и субъектом которых являются группы, в том числе и этнические общности. Однако многие социальные психологи под межгрупповыми отношениями понимают прежде всего – и даже исключительно – отношения между индивидами как представителями конкретных групп» [13]. Так же не выработана еще единая точка зрения ученых на разграничение понятий, непосредственно связанных с изучением межгрупповых отношений: «В мировой науке нет четкости в обозначении рассматриваемого нами круга явлений: термины межгрупповые отношения, межгрупповое поведение, межгрупповое взаимодействие и даже межгрупповой конфликт употребляются почти как равнозначные» [13].

Это связано с тем, что психология межгрупповых отношения является одним из самых молодых направлений социальной психологии: регулярные эмпирические исследования в этой области начались лишь в середине ХХ века [12]. Однако определенные сведения о межгрупповых отношениях уже накоплены в науке, и это позволяет дать определение понятия.

В психологическом словаре дано следующее определение данного понятия: межгрупповые отношения – это «совокупность социально-психологических явлений, характеризующих субъективное отражение (восприятие) многообразных связей, возникающих между социальными группами, а также обусловленный ими способ взаимодействия групп» [8].

Таким образом, исходя из определения, становится очевидным, что межгрупповые отношения имеют сложную структуру, выступая как на уровне сознания (межгрупповое восприятие), так и на уровне поведения и взаимодействия (межгрупповое взаимодействие). Рассмотрим далее структуру межгрупповых отношений более подробно.

2. Структура межгрупповых отношений

В структуре межгрупповых отношений можно выделить следующие составляющие:

  1. Межгрупповое восприятие – представления об ин-группе и аут-группе, о сходствах и различиях между ин-группой и аут-группой, отражение реальных межгрупповых отношений в сознании людей как членов групп.
  2. Межгрупповое взаимодействие – наблюдаемый компонент межгрупповых отношений, поведение и взаимодействие между людьми, обусловленные их принадлежностью к тем или иным социальным группам; другими словами, взаимодействие людей как представителей групп [9].

В соответствии со структурой межгрупповых отношений, в социальной психологии существуют два направления изучения межгрупповых отношений: интеракционизм, рассматривающие непосредственно взаимодействие групп, и когнитивизм, исследующий психологические процессы и явления, которые не доступны непосредственному наблюдению, но внутреннесопровождают межгрупповые отношения и определяют их характер[2].

Структурные компоненты межгрупповых отношений тесно взаимосвязаны между собой: межгрупповое восприятие, как правило, соответствует межгрупповому взаимодействию, а межгрупповое взаимодействие – межгрупповому восприятию. Однако полное соответствие этих компонентов наблюдается не всегда: «Например, предубеждения … не обязательно сопровождаются дискриминационным поведением. В социальной психологии давно установлено, что между аттитюдами и поведением возможно расхождение, которое получило название «парадокса Лапьера» по фамилии автора знаменитого эксперимента, проведенного в 1934 г. в США. Обнаруженное несоответствие заключалось в том, что персонал гостиниц и ресторанов оказывал радушный прием китайцам, путешествовавшим вместе с Лапьером по США, но очень многие ответы на отправленные по тем же адресам письма с просьбой принять китайцев, разосланные исследователем через полгода, были отрицательными. … Результаты некоторых исследований показали обратное соотношение. Например, в эксперименте, проведенном в США в 60-е годы, домовладельцы намного чаще соглашались сдать квартиру семье афроамериканцев, если переговоры велись по телефону, чем при личном визите потенциальных квартиросъемщиков» [13].

Межгрупповое восприятие характеризуется динамическими и структурными особенностями. Рассмотрим основные динамические особенности формирования межгрупповых представлений [8; 13]:

  1. Межгрупповые представления формируются на основе объединения индивидуальных представлений в некоторое целое, качественно отличное от составляющих его элементов;
  2. Устойчивость (ригидность, консервативность) – формирование межгрупповых представлений осуществляется в течение длительного срока, межгрупповые представления являются недостаточно гибкими и устойчивы к внешним влияниям;
  3. Межгрупповые представления формируются путем схематизации и упрощения возможного диапазона сторон восприятия другой группы.

Схематизация и упрощение восприятия групп приводит к формированию стереотипов, которые «наполняют групповое сознание восприятием устойчивых и обобщённых сторон социальной реальности и практически закрепляют собой групповой опыт» [6].

Стереотипность, свойственная межгрупповым представлениям, часто делает их уязвимыми в отношении истинности, точности и адекватности, т.к. «приводит к приписыванию сходных характеристик всем членам какой-либо социальной группы или общности без достаточного осознания возможных различий между ними» [8]. Однако стереотипы необходимы в межгрупповом восприятию, поскольку «несмотря на то, что социальные стереотипы неизбежно упрощают, схематизируют, а то и прямо искажают видение социальной реальности, стереотипизация выполняет объективно необходимую и полезную функцию, поскольку само это упрощение объективно необходимо и полезно в общей психической регуляции деятельности. … представим на секунду, что эти в высшей степени полезные, но консервативные по сути механизмы вдруг перестали действовать: человек немедленно «утонул» бы в хаосе информации, поступающей как из внешнего мира, так и из собственного организма» [1].

Формирование межгрупповых представлений в межгрупповом восприятии определяется совокупностью следующих процессов [7; 9; 12; 15]:

  1. Социальная категоризация – процесс упорядочивания субъектом в сознании своего социального окружения путем распределения социальных объектов (в том числе – окружающих людей и себя самого) по группам («категориям»), имеющим сходство по значимым для индивида критериям. Сущность социальной категоризации заключается в том, что «индивид дифференцирует окружающую его социальную среду на «своих» и «чужих» … Использование для понимания социальной реальности данных категорий, которые упорядочивают и упрощают информацию, приводит к заострению различий между категориями, и соответственно к сглаживанию этих различий внутри категорий» [11].
    Процесс социальной категоризации, как правило, осуществляется по простому принципу биполярности, который был характерен и для древних людей: «Предполагается, что в архаическом мышлении понятия рождались парами, так как возникали из сравнения – понятие света появилось одновременно с понятием тьмы, покоя – с движением, жизни – со смертью. Древнейшая система категоризации, основанная на принципе биполярности, сохранила поразительную устойчивость до наших дней. В соответствии с этим принципом происходит и категоризация общностей, членами которых люди себя воспринимают (Мы), и тех, которые они не воспринимают своими (Они)» [13].
  2. Социальная идентификация – процесс отнесения индивидом себя к тем или иным социальным категориям, субъективное переживание им своей групповой социальной принадлежности. Результатом социальной идентификации является формирование социальной идентичности –самоопределение субъекта как члена данной группы, представления человека о том, кем он является в соответствии с членством в группе [11].
    Социальная категоризация и идентификация, неразрывно связанные между собой, осуществляются путем одновременного действия двух противоположно направленных процессов: социальной дифференциации и интеграции (внутригруппового уподобления и внешнегруппового обособления), т.е. процессов обособления и противопоставления внешнему социальному окружению с одновременным уподоблением и единением общности внутри.
  3. Социальное сравнение – процесс соотнесения качественных признаков различных социальных групп, результатом которого является установление различий между ними, т.е. межгрупповая дифференциация.Социальное сравнение, как правило, приводит к еще большей автономизации группы, к еще большему ее отчуждению от других групп [12].

В результате социальной категоризации, социальной идентификации и социального сравнения формируются межгрупповые представления, обладающие следующими основными характеристиками (структурными особенностями) [2; 13]:

  1. Согласованность (целостность) – степень совпадения представлений членов какой-либо группы о ней самой или чужой группе («все» или «не все» думают о данной группе так-то).
  2. Унифицированность (однородность воспринимаемой группы) – степень переноса, распространения представлений о группе на ее отдельных членов («все» или «не все» в данной группе такие-то). Как правило, «более однородными представляются представители аут-групп, что некоторыми исследователями объясняется недостаточным знакомством членов ин-группы с членами аут-группы. Однако, существует и обратный феномен: когда ин-группа меньше аут-группы, она воспринимается как более однородная. Это, в свою очередь объясняется процессом социальной идентификации» [11].
  3. Оценочность(субъективность, пристрастность) – тесная связь когнитивных компонентов межгруппового с эмоциональными: высокий уровень влияния эмоциональных компонентов на содержание межгрупповых представлений.

Пристрастность межгрупповых представлений обусловлена связью их с социальной идентичностью, и далее, связью социальной идентичности с образом «Я» человека. У каждого человека имеется психологическая потребность в поддержаниипозитивного образа «Я», высокой самооценке. Социальная идентификация приводит к тому, что «некоторые аспекты представления человека о себе и своём месте в окружающем природном и социальном мире определяются его принадлежностью к определённым группам» [15]. Поэтому принадлежность к той или иной группе, будучи частью самосознания, может повышать, а может и понижать самооценку субъекта, в зависимости от того, положительно или отрицательно оценивается данная группа. Принадлежность к положительно оцениваемой группе обеспечивает позитивное представление человека о самом себе. При этом оценивание данной группы, как правило, осуществляется путем сравнения ее с другими группами (социального сравнения). Таким образом, «человек заинтересован в сравнении групп в пользу собственной, так как от этого зависит его собственная самооценка. И чем более успешной является группа, тем охотнее люди идентифицируют себя с ней. Желание иметь позитивную Я-концепцию создает установку искать способы более позитивного восприятия ин-группы на фоне аут-группы» [11].

Отсюда возникают характерные для межгруппового восприятия феномены внутригруппового (ингруппового) фаворитизма и внешнегрупповой (аутгрупповой) дискриминации, неизбежность которых диктуется потребностью личности в позитивной социальной идентичности, необходимой для поддержания позитивного образа «Я»:

  • Внутригрупповой фаворитизм – это тенденция каким-либо образом благоприятствовать, оказывать предпочтение, давать более высокие оценки собственной группе и ее членам при сравнении с другими сопоставимыми с ней группами и в противовес членам других групп [6; 12; 13; 15]. Внутригрупповой фаворитизм отражает эмоциональную приверженность субъекта своей группе и благосклонное отношение к ней.
  • Внешнегрупповая дискриминация – это тенденция к установлению различий в оценках «своей» и «чужой» группы в пользу «своей» [6; 15]. Внешнегрупповая дискриминация нередко сопровождается недооценкой «чужой» группы и ее членов [8], а порой приводит к развитию враждебности и межгрупповых конфликтов.

Ярким примером действия феноменов ингруппового фаворитизма и аутгрупповой дискриминации является этноцентризм.

Этноцентризм – это свойство сознания этнической группы, связанное с преувеличением положительно оцениваемых характеристик собственной этнической группы, ценности и нормы которой выступают центром, критерием оценки всех других групп. Этноцентризм проявляется в чувстве превосходства своей этнической и культурной группы и одновременной неприязни, враждебности по отношению к другим группам [7; 9].При этом «собственная этническая группа, ее культура, традиции, ценности и другие психологические особенности выступают в качестве эталона, центра восприятия и оценки других этнических групп» [12]. Собственная этническая группа воспринимается как центр мироздания, ее социальные ценности, представления, традиции, верования и т.д. считаются единственно правильными, и следовательно, представляющимисобой некий эталон, которому должны следовать все остальные группы. Восприятие других групп осуществляется в сравнении с собственной, «с позиции сравнения «их» с «нами».Поскольку другие отличаются, поскольку «они» не такие, как «мы», значит они «неправильные», плохие. Ведь правильные и хорошие – это «мы». Таким образом, степень их «неправильности» определяется тем, насколько «они» не похожи на «нас» [14].

Явление этноцентризма «можно обнаружить у представителей рода человеческого на протяжении всей его истории» [13], причем географически повсеместно. Этноцентризм в большей мере выражен у примитивных народов, однако присутствует и в современных высокоразвитых странах, как правило, в сглаженной форме, при которой «практически тождественные по смыслу качества оцениваются по-разному в зависимости от того, приписываются ли они своей или чужой группе. Люди выбирают позитивный ярлык, когда описывают черту, присущую своей группе, и негативный ярлык – при описании той же черты чужой группы: американцы воспринимают себя как дружелюбных и раскованных, а англичане считают их назойливыми и развязными. И наоборот – англичане полагают, что им присущи сдержанность и уважение прав других людей, а американцы называют англичан холодными снобами» [14]. Даже в тех случаях, когда аут-группе даются высокие оценки, эти оценки субъективно оказываются более низкими, чем оценки собственной группы. Так, например, в одном из исследований московских студентов в СССР попросили описать качества советского человека и американца. Большинство студентов приводили положительные черты в обоих случаях. Однако, тем не менее «московские студенты продемонстрировали явное предпочтение своей группы. «Типичному советскому человеку» они приписывали высоко оцениваемые в нашей культуре черты, а американцу – качества, формально позитивные, но находящиеся в нижней части иерархии личностных черт как ценностей» [14].

Крайним выражением этноцентризма является воинствующий этноцентризм, который подразумевает не только суждение о чужих ценностях исходя из собственных, но и навязывание их другим. Воинствующий этноцентризмвыражается в ненависти и недоверии. Он используется в реакционных доктринах, санкционирующих захват и угнетение других народов. Примеры воинствующего этноцентризма –это отношение первых европейских поселенцев к коренным жителям Америки, отношение к «неарийским» народам в нацистской Германии, идеология современныхрасистов-«скинхэдов».

Интересно, что явления внутригруппового фаворитизма и внешнегрупповой дискриминации присутствуют даже в высокоразвитых, высокообразованных и гуманистически направленных группах, хоть и в сглаженной форме. Так, например, Н.В.Гришина приводит результаты следующего исследования: «на материале нескольких организаций изучались взаимоотношения двух категорий работников – медсестер и врачей. … В целом мы имели дело с благополучными организациями. Опрошенные нами работники были довольны своей работой и не намеревались менять место работы. Взаимоотношения врачей и медсестер оценили как благоприятные … опрашиваемым предлагалось раздельно оценить отношение врачей к медсестрам и медсестер к врачам. При этом предлагались следующие варианты ответа: «В целом врачи относятся к медсестрам доброжелательно, с пониманием трудностей их работы и их вклада в лечебный процесс»; «Врачи могли бы более уважительно относиться к труду медсестер и больше считаться с трудностями их работы»; «Врачи часто недоброжелательно относятся к медсестрам, пренебрежительно относятся к их работе». Вопрос об отношении медсестер к врачам имел тождественные закрытия. Результаты приведены в таблице.

Установки врачей и медсестер по отношению друг к другу

ustanovki-vrachey-i-medsestyor-po-otnosheniyu-drug-k-drugu

Результаты показывают, что, при общей благоприятной оценке взаимоотношений «мы к ним» «относимся доброжелательно», по мнению подавляющего большинства опрошенных врачей (76,5 %) и медсестер (81,4 %), а «они к нам» «могли бы относиться более уважительно», считает большинство врачей и медсестер. Таким образом, «мы» – «доброжелательны», а «они» – «недостаточно уважительны» [4].

Помимо феноменов внутригруппового фаворитизма и внешнегрупповой дискриминации, реже в межгрупповом восприятии встречается и обратная тенденция – установление позитивно оцениваемых различий в пользу какой-либо другой группы, которой отдается предпочтение перед собственной. И если в крайнем выражении ингрупповой фаворитизм и аутгрупповая дискриминация приводят к возникновению напряженности и враждебности в межгрупповых отношениях, то обратная тенденция – к ослаблению внутригрупповых связей, девальвации внутригрупповых ценностей, дестабилизации и дезинтеграции группы как таковой, вплоть до распада группы [8].

Таким образом, ингрупповой фаворитизм, являясь в той или иной мере препятствием для межгруппового взаимодействия, одновременно выполняет полезную для группы функцию поддержания позитивной идентичности и даже сохранения целостности и специфичности группы. Этим обусловлена целесообразность его существования. 

3. Основные факторы, влияющие на межгрупповые отношения

В социальной психологии проведено множество экспериментальных исследований факторов, влияющих на характер межгрупповых отношений.

Классическим является эксперимент Г.Тэджфела и Дж.Тернера, направленный на исследование феноменов ингруппового фаворитизма и аутгрупповой дискриминации [2; 12 и др.]. «В эксперименте студентам показали две картины художников В.Кандинского и П.Клее и предложили посчитать количество точек на каждой картине (поскольку это позволяла манера письма). Затем произвольно разделили участников эксперимента на две группы: в одну попали те, кто зафиксировал больше точек у Кандинского, в другую – те, кто зафиксировал их больше у Клее. Группы были обозначены как «сторонники» Кандинского или Клее, хотя в действительности их члены таковыми не являлись. Немедленно возник эффект «своих» и «чужих» и были выявлены приверженность своей группе (внутригрупповой фаворитизм) и враждебность по отношению к чужой группе. Это позволило Тэшфелу заключить, что причина межгрупповой дискриминации не в характере взаимодействия, а в простом факте осознания принадлежности к своей группе» [2].

Таким образом, одного только факта распределения испытуемых на группы, сходные по какому-либо малозначимому признаку, достаточно для того, чтобы возникли феномены ингруппового фаворитизма и аутгрупповой дискриминации.

Другим классическим экспериментом, направленным на исследование межгрупповых отношений, является эксперимент М.Шерифа [2; 4; 9; 12 и др.], проведенный в американском лагере для подростков. Шериф поставил своей целью доказать, что решающими факторами, определяющими кооперативный или конкурентный характер межгруппового взаимодействия, являются факторы ситуации непосредственного взаимодействия групп. В соответствии с этим он выстроил методическую процедуру своего эксперимента, искусственно создав ситуацию конкуренции, жесткого соперничества между группами. «Эксперимент состоял из четырех стадий. На первой подросткам, приехавшим в лагерь, была предложена общая деятельность по уборке лагеря, в ходе которой были выявлены стихийно сложившиеся дружеские группы; на второй стадии подростков разделили на две группы так, чтобы разрушить естественно сложившиеся дружеские отношения (одна группа была названа «Орлы», другая «Гремучие змеи»). При этом было замерено отношение одной группы к другой, не содержащее враждебности по отношению друг к другу. На третьей стадии группам была задана различная деятельность на условиях соревнования и в ее ходе был зафиксирован рост межгрупповой враждебности; на четвертой стадии группы были вновь объединены и занялись общей деятельностью (ремонтировали водопровод). Замер отношений «бывших» групп друг к другу на этой стадии показал, что межгрупповая враждебность уменьшилась, но не исчезла полностью» [2].

Аналогичные результаты были получены позднее Р.Блэйком и Дж.Моутон на выборке взрослых людей. Ученые воспроизвели в своих экспериментах ситуацию, смоделированную Шерифом. «Руководители (более 1000 человек) сначала занимались в раздельных группах, затем соревновались с другой группой и далее объединялись ради достижения общих значимых для них целей. Их поведение и реакции в целом оказались подобны реакциям подростков Шерифа (с поправкой на возраст)» [4]. Подобные результаты были получены и в других аналогичных экспериментах [6].

Таким образом, ситуация конкурентного взаимодействия (соперничества), в основе которого лежит объективный конфликт интересов, приводит к усилению проявлений межгрупповой агрессии и враждебности и усилению внутригрупповой сплоченности. Ситуация кооперативного взаимодействия (сотрудничества) приводит к обратному эффекту.

Результаты экспериментов М.Шерифа были уточнены результатами исследований С.Уэрчела, продемонстрировавших, что, во-первых, «успешное сотрудничество групп действительно вызывает их взаимную симпатию, однако если совместные усилия двух прежде враждовавших групп закончились неудачей, это легко может привести к усугублению конфликта между ними» [4]. Во-вторых, если границы, различия между группами являются резко выраженными, ярко очерченными, то даже успешное сотрудничество приводит к меньшей взаимной симпатии между группами [4].

В отечественной социальной психологии эксперименты, направленные на исследование факторов, влияющих на межгрупповые отношения, были проведены В.С.Агеевым [2; 12 и др.]. Агеев исследовал особенности межгруппового восприятия в условиях разных видов межгруппового взаимодействия. «В первом эксперименте исследователь организовывал соревнование между группами учащихся техникума за право получения зачета. По условиям эксперимента победить (т.е. получить зачет по результатам выступлений на семинарском занятии) могла только одна из групп. В экспериментальных группах по сравнению с контрольной, где зачет проставлялся не группе в целом, а индивидуально (наиболее успешно выступившим студентам), было зафиксировано значительно большее проявление реплик и выступлений, направленных на поддержку своей группы и обеспечение ее победы в соревновании. По результатам межгруппового сравнения и оценки отмечалось ярко выраженное предпочтение своей группы по сравнению с группой соперников по всем критериям (учеба, проведение досуга, взаимоотношения в группе). Одновременно отмечалась более выраженная степень идентификации со своей группой (частота употребления местоимений «мы» и «они»),

Во втором эксперименте по просьбе исследователя на первом этапе воспитатели организовывали спортивные соревнования между звеньями одного из отрядов пионерского лагеря и всячески поддерживали состязательные отношения между детьми, а на втором – организовывали их совместную работу в совхозе, где также проводилось соревнование между звеньями, но без специального акцентирования состязательных отношений между детьми. По результатам исследования было обнаружено резкое возрастание проявлений внутригруппового фаворитизма во взаимодействии и взаимных оценках представителей разных групп по сравнению с фоновыми показателями (т.е. до начала проведения соревнований), а на втором этапе– столь же резкое его снижение» [12].

Таким образом, на степень выраженности внутригруппового фаворитизма и внешнегрупповой дискриминации оказывают влияние не столько характер взаимодействия между группами (оно было соревновательным на обоих этапах эксперимента), сколько характер совместной деятельности групп (ограниченный узкогрупповыми целями на первом этапе и имеющий надгрупповую социальную ценность на втором).

Т.Адорно показал, что степень выраженности феноменов ингруппового фаворитизма и аутгрупповой дискриминации зависит не только от характеристик взаимодействия между группами. Оно также связано с определенным набором психологических качеств, характерных для так называемой авторитарной личности:установка на неукоснительное почитание внутригрупповых авторитетов;чрезмерная озабоченность вопросами статуса и власти;стереотипность суждений и оценок;нетерпимость к неопределенности;склонность подчиняться людям, наделенным властью;нетерпимость к тем, кто находится на более низком статусном уровне [9]. Одной из важнейших особенностей авторитарной личности является также «ее предрасположенность рассматривать мир как постоянный источник угрозы, опасности, в котором может выжить только сильнейший, наиболее приспособленный, в котором решающую роль играют отношения «вертикальные»: господства и подчинения» [15].

Неприязненное и враждебное отношение к другим связывалось с неблагоприятными индивидуальными особенностями еще до начала экспериментального изучения психологии межгрупповых отношений. Так, в конце XIX – начале ХХ века А.Адлер полагал, что «самовозвеличивание вкупе с уничижительным отношением к другим является бессознательной компенсацией чувства зависти, обиды, беспомощности, униженности, словом, ощущение собственной неполноценности» [14]. В современных исследованиях (И.Б.Андрущак, 1998) выявлено, что «тенденция формирования сверхпозитивного образа ингруппы и одновременно негативного образа иной этнической группы возникает в условиях угрозы позитивной групповой идентичности и выполняет функцию социально-психологической защиты, направленной на укрепление позитивной идентичности» [12].

При этом, как показал Берковиц, враждебное отношение, как правило, формируется к той аутгруппе, которая находится в несколько лучшем положении, чем ингруппа: «своей группе приписываются меньшие возможности, ущемленность в правах, несправедливый социальный статус и т.д. … Впечатляюще выглядят данные о росте воровства в связи с распространением телевидения, демонстрировавшего более высокий, чем это было доступно большинству зрителей (особенно бедным слоям и молодежи), жизненный стиль героев телеэкрана» [4].

Но для возникновения такого эффекта сравнения необходимо, чтобы данная аут-группа была сопоставимой с ингруппой по своим характеристикам.Так, «британский социальный психолог Руперт Браун, проводя исследования на авиастроительных заводах, убедился в том, что рабочие бригады предпочитали даже потерять в собственном заработке, лишь бы только зарплата в других бригадах была ниже, чем в их собственной. Другими словами, производственные группы сравнивали себя и стремились к тому, чтобы хоть в чем-то, но желательно в существенном (например, в зарплате) «их» превосходить. При этом они не сравнивали себя с группами другого уровня, скажем, с администрацией, чья зарплата была очевидно больше. Но членов производственных бригад этот аспект мало интересовал, поскольку административные работники – не их уровень сравнения. Точно так же, если предположить, что, допустим, одна студенческая группа стала бы вдруг получать большую, чем остальные группы, стипендию, то это вызвало бы гнев и возмущение в «обделенных» группах. Но студентам не приходит в голову протестовать, например, против того, что их стипендия ниже, чем заработная плата преподавателей, хотя и студенты, и преподаватели заняты в одном и том же учебном процессе» [14].

Таким образом, в перечисленных исследованиях показано, что феномены ингруппового фаворитизма и аутгрупповой дискриминации усиливаются под воздействием низкой самооценки и недостаточного самоуважения личности как члена группы или группы в целом. В таких случаях у субъекта возникает потребность к повышению самооценки, и это достигается путем занижения оценки аут-группы и поднятия на этой основе самооценки ин-группы.

Рост внешнегрупповой враждебности может быть вызван не только низкой самооценкой, но и любыми другими внутренними проблемами ин-группы. Это связано с тем, что «внутригрупповая сплоченность ограничивает выход негативных чувств для членов группы, в связи с чем разногласия и напряженность между ними находят свой выход в аутгрупповых проявлениях, в частности во враждебности к «другим» [4].

На содержание межгрупповых представлений оказывают влияние следующие основные факторы [2; 13]:

  1. Интенсивность контактов между группами: чем дольше и глубже группы взаимодействуют между собой, тем выше удельный вес реальных черт в содержании межгрупповых представлений.
  2. Особенности объективных политических, экономических, культурных и других процессов, происходящих в обществе.
  3. Общественно-историческая деятельность данных групп (для межгрупповых представлений больших групп) – без непосредственного взаимодействия групп в данный период времени: на содержание межгрупповых представлений оказывает влияние исторически предшествующий обмен ценностями культуры, фольклора и т.п. При этом, «чем больше размер групп, чем выше уровень межгруппового взаимодействия, чем длительней история и опыт межгрупповых отношений, тем ригиднее, консервативнее, устойчивее будут соответствующие межгрупповые представления» [1].
  4. Средства массовой информации, формирующие «вторую реальность» в субъективном мире человека.

Вероятность влияния межгрупповых отношений на межличностные зависит от следующих основных факторов [5; 13; 15]:

  1. Степень осознания субъектом себя прежде всего как члена группы: степень включенностиличности в группу, идентификации человека со своей группой;
  2. Нахождение групп в состоянии конфликта;
  3. Особенности социальной ситуации, способствующие построению взаимодействия на межгрупповом или межиндивидуальном уровне;
  4. Степень осведомленности субъекта о личностных качествах данного члена аут-группы.

Таким образом, представители различных групп далеко не во всех случаях взаимодействуют на межгрупповом уровне, зачастую общение осуществляется на межиндивидуальном уровне, и в таких случаях закономерности межгруппового восприятия и взаимодействия не работают. Иногда «поведение … не только не определяется групповой принадлежностью, но и идёт вопреки ей. Ромео и его возлюбленная, несмотря на свою «групповую принадлежность» к разным кланам, любили друг друга – и в этом смысле их поведение было истинно межличностным, зависело от их индивидуальных особенностей» [15].

Таким образом, на межгрупповые отношения оказывают влияние множество факторов: сам факт осознания групповой принадлежности и степень очерченности границ группы; особенности межгруппового взаимодействия – соперничество или сотрудничество; цели совместной деятельности – узкогрупповые или надгрупповые; наличие либо отсутствие низкой самооценки и низкого уровня самоуважения личнолисти и группы и других внутриличностных или внутригрупповых проблем; а также многие другие факторы. Следовательно, межгрупповая враждебность не является строго неизбежной, и ее степень в разных случаях может быть различной. 

Заключение

В процессе осуществления управленческой деятельности руководителю целесообразно учитывать психологические особенности межгрупповых отношений и факторы, влияющие на межгрупповые отношения. Воздействуя на факторы формирования межгрупповых отношений, можно оказывать влияние на сам характер отношений между различными организациями и различными структурными подразделениями одной организации.

Как было показано в данной работе, любые межгрупповые отношения являются потенциально враждебными, но интенсивность межгрупповой враждебности может быть существенно снижена вплоть до полного устранения. Оптимизации межгрупповых отношений можно достичь, например, следующими путями:

  1. Создание условий для сотрудничества групп;
  2. Постановка и реализация общей цели деятельности групп;
  3. Рекатегоризация социального пространства: «если члены двух групп смогут по-новому определить себя как представителей новой сверх категории, то прежние «чужаки» будут определяться как товарищи по новой, расширенной ин-группе» [11];
  4. Повышение интенсивности контактов между группами, способствующие устранению иррациональных и формированию соответствующих действительности межгрупповых представлений.

Все перечисленные пути оптимизации межгрупповых отношений могут быть одновременно применены в одном способе – организации совместной деятельности групп.

Таким образом, учитывая психологические закономерности межгрупповых отношений, исходя из принципов оптимизации межгрупповых отношений, руководитель может эффективно решать практические проблемы межгрупповых отношений.

Список литературы

  1. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов. – http://psyfactor.org.
  2. Андреева Г.М. Социальная психология. – http://psylib.org.ua.
  3. Бархинцева Н.Е. Межгрупповые отношения // Фестиваль педагогических идей «Открытый урок». – http://festival.1september.ru.
  4. Гришина Н.В. Психология конфликта – http://fictionbook.ru.
  5. Иванова Н.В. Особенности межгруппового восприятия учебных групп при вариативном обучении. Автореф. дисс. … канд. психол. наук. – Кострома, 1999. – http://www.childpsy.ru.
  6. Коханов Е.Ф. PR в системе формирования межгрупповых отношений // Научно-культурологический журнал. – 2005. – №11. – http://www.relga.ru.
  7. Макарова И.В., Михайленко О.И. Электронный учебник по психологии. – http://kpip.kbsu.ru.
  8. Психологический словарь «Планея». – http://planey.ru.
  9. Психология. Учебник для гуманитарных вузов / Под общ.ред. В.Н. Дружинина. – СПб.:Питер, 2001. – 656 с.– (Серия «Учебник нового века»).
  10. Современная психология. Справочное руководство / Под ред. В.Н. Дружинина. – М.: ИП РАН, Инфра, 1999. – 686 с.
  11. Социальная психология. Курс лекций. – http://siblec.ru.
  12. Социальная психология. Учебник // под ред. А.Л. Журавлева. – http://yurpsy.fatal.ru.
  13. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. – http://ishulenina.ru.
  14. Тюрина И.О. Мы и они: социальное влияние в межгрупповых отношениях. – http://www.elitarium.ru.
  15. Федоров А.А. Социальная психология малых групп. Курс лекций. – http://www.spsg.gorodok.net.