Педагогическая теория Я.А.Коменского

Ян Амос Коменский – создатель первой в мире целостной теории воспитания и обучения – родился в 1592 году в Южной Моравии (на территории современной Чехии). Годы его жизни пришлись преимущественно на XVII век – на переходную эпоху, сочетавшую черты средневековья и нового времени, когда совершались великие научные открытия, и в то же время еще горели костры инквизиции [3].

Противоречия, характерные для переходной эпохи, побуждали мыслителей того времени искать пути оптимизации жизнедеятельности общества того времени в различных ее аспектах. Ян Амос Коменский направил свои усилия в сторону преобразования существовавшей тогда системы воспитания и обучения детей, поскольку корень зла, существующего в обществе, он рассматривал как результат ошибок в воспитании. «Юношество, – писал он, – растет без должного ухода, наподобие леса, которого никто не насаждает, никто не оро­шает, не обрезывает, не выпрямляет. Поэто­му дикие и неукротимые нравы и обычаи владеют миром и всеми городами и селениями, всеми домами и всеми людьми, у которых в теле и душе – везде величайшее множество неурядиц» [1, с.258].

«В человеческом роде, – продолжал Коменский, – нельзя противо­действовать злу удачнее, как противодействовать ему в раннем возрасте человека … если мы желаем, чтобы были хорошо благо­устроены и процветали церкви, государства и хозяйства, прежде всего упорядочим школы и дадим им расцвести, чтобы они стали истинными и живыми мастерскими людей и рассадниками для церквей, государств и хозяйств. Так – достигнем мы нашей цели, по-иному – никогда» [1, с.259].

Осмыслив и обобщив накопленный к тому времени опыт воспитания и образования подрастаю­щих поколений в семье и школе, Коменский впервые в истории разработал целостную педагогическую теорию и практическую модель новой организации школ. Кроме того, Коменский попытался создать школы нового типа, составил ряд учебников, которые еще при его жизни получили распространение по всему миру. В том числе он создал первый в истории человечества учебник, в котором ил­люстрации использовались в качестве дидактического средства, облегчающего усвоение учебного материала («Мир чувственных вещей в картинках») [3].

Главной целью воспитания и обучения Коменский считал развитие и совершенствование человека на пользу самому себе и другим людям. По мнению Коменского, в процессе воспитания и обучения необходимо одновременно развивать у ребенка интеллект, нравственность (добродетель) и религиозность.

В основе педагогической системы Коменского лежала критика существующего в то время порядка обучения и воспитания детей. Он считал, что современные ему учителя «совершенно не знали, как надо учить, и вследствие этого, желая выполнить свой долг, мучили себя и истощали свои силы трудолюбием и старательностью; стремясь достигнуть успеха то тем, то другим способом, они меня­ли метод не без тягостной потери времени и трудов» [1, с.244]. Главную свою цель он видел в создании такого метода, «при котором … в школах было бы меньше шума, одурения, напрасного труда, а больше досуга, ра­достей и основательного успеха, и в христианском государстве было бы меньше мрака, смятения, раздоров, а больше света, по­рядка, мира и спокойствия. … чтобы можно было довести их (учеников) до вершин наук без трудности, скуки, окриков и побоев, а как бы играя и шутя» [1, с.243-245].

Основные концепции своей педагогической теории Коменский изложил в своем главном произведении, которое носит длинное и исчерпывающее название «Великая дидактика, содержащая универсальное искусство учить всех всему, или верный и тщательно обдуманный способ создавать по всем общи­нам, городам и селам каждого христианского государства такие школы, в которых бы все юношество того и другого пола, без всяко­го, где бы то ни было, исключения, могло обучаться наукам, совершенствоваться в нравах, исполняться благочестия и таким об­разом в годы юности научиться всему, что нужно для настоящей и будущей жизни, КРАТКО, ПРИЯТНО, ОСНОВАТЕЛЬНО, где для всего, что предлагается, ОСНОВАНИЯ почерпаются из самой природы вещей; ИСТИННОСТЬ подтверждается параллельными примерами из области механических искусств; ПОРЯДОК распределяется по годам, месяцам, дням и часам; на­конец, указывается ЛЕГКИЙ И ВЕРНЫЙ ПУТЬ для удачного осуществления этого на практике» [1, с.242].

Основные положения педагогической теории Коменского, изложенные в «Великой дидактике», сводятся к следующему.

  1. Человека необходимо формировать, т.е. обучать и воспитывать. Коменский так обосновал данное положение: «Человек со стороны тела создан для труда. Но мы видим, что вместе с ним рождается только способность к этому: человека нужно постепенно учить и сидеть, и стоять, и хо­дить, и двигать руками для работы. Итак, откуда же у нашего духа было бы преимущество, чтобы без предварительной подго­товки он сделался бы совершенным благодаря самому себе и через себя? … для всех созданий существует закон брать начало из ничего и постепенно возвышаться как в отношении сущности, так и в отношении действий» [1, с.282].
    При этом, по мнению Коменского, образование необходимо всем людям без исключения. «В воспитании нуждаются и тупые, и даровитые, – писал он. – … кто усом­нился бы в том, что воспитание необходимо людям тупым, чтобы освободить их от природной тупости? Но поистине гораздо более нуждаются в воспитании люди даровитые, так как деятельный ум, не будучи занят чем-либо полезным, займется бесполезным, пустым и пагубным» [1, с.286]. «В школы, – продолжал Коменский, – следует отдавать не только детей богатых или знатных, но и  всех  вообще: знатных и незнатных, богатых и бедных, мальчиков и девочек во всех городах и местечках,  селах и деревнях. … всех нужно вести к тому, чтобы они, надлежащим образом впитав в себя знания, добродетель и религию, могли с пользой пройти настоящую жизнь и достойно подготовиться к будущей»  [1, с.292].
  2. Формирование человека необходимо осуществлять в раннем возрасте. Коменский считал, что «Природа всех рождающихся существ такова, что они являются гибкими и всего легче принимают форму, пока они в нежном возрасте; окрепнув, они не поддаются форми­рованию. Мягкий воск можно лепить, придавая ему новую форму, но если он затвердеет, то его легче обратить в порошок. Молодое дерево можно сажать, пересаживать, подчищать, изгибать как угодно; но если оно выросло, это невозможно сделать. … Все это, очевидно, в такой же мере относится и к самому человеку» [1, с.286].
  3. Дети должны формироваться совместно, и для этого нужны школы. «При многообразии людей и их занятий, – писал Коменский, – редко встречаются такие родители, которые могли бы сами воспитывать своих детей или по роду своей деятельности рас­полагали бы необходимым для этого досугом. … Если бы даже и были родители, которые могли бы посвятить себя воспитанию своих детей, то все же более целесообразно образовывать юношей, собирая их вместе, так как больше получается пользы и удовольствия, когда работа одних служит примером и побуждением для других. Ведь совершенно естественно делать то, что на наших глазах делают другие, и идти туда, куда идут другие, следовать за теми, кто впереди, и опережать тех, кто следует за ними» [1, с.289-290].
  4. Обучение в школах должно быть универсальным, т.е. в школах необходимо обучать детей всему. Однако под этим Коменский подразумевал не точное и глубокое изучение детьми всех наук и искусств. Он считал, что обучение в школах должно быть направлено на то, «чтобы всех, явившихся в мир не только в качестве зрителей, но также и в качестве будущих деятелей, научить рас­познавать основания, свойства и цели важнейшего из всего су­ществующего и происходящего, чтобы в этом мире не встретилось им ничего, о чем бы они не имели возможности составить хотя бы скромного суждения и чем они не могли бы воспользоваться для определенной цели разумно, без вредной ошибки» [1, с.295].
    Основные задачи образования в школах Коменский видел в том, чтобы обучить детей знаниям, добродетели и религии. «Несчастно то образование, которое не переходит в нравственность и благочестие. Ведь что такое образование без нравственности? Кто успевает в пауках, а отстает в добрых правах (старинная поговорка), тот скорее отстает, чем успевает. Следовательно, что сказал Соломон о красивой, но от­вергающей разум женщине, то же можно сказать об образованном, но безнравственном человеке: «Что золотое кольцо в носу сви­ньи, то образование у человека, который отвращается от добро­детелей» [1, с.298].
  5. Школы необходимо преобразовать к лучшему. По мнению Коменского, обучение детей в школах должно осуществляться «наиболее легким методом, который не только не отвращал бы от наук, а к ним привлекал бы, точно какая-то приманка, и дети … должны испытывать не меньшее удовольствие от обуче­ния, чем если бы они целые дни занимались игрой в орехи, в мяч или беготней» [1, с.300]. При этом Коменский говорит о том, что в современных ему школах, напротив, «большей частью применялся столь суровый метод, что школы превращались в пугало для детей и в места истязания для умов. Поэтому большая часть учеников проникалась отвращением к наукам и книгам и предпочитала школам мастерские ремесленников или какие-нибудь другие житейские занятия. А тем, кто задерживается в школе, … образование прививалось несерьезно и недостаточно разумно, извращенно и неправильно. … И большей частью оттуда выходили, вместо кротких агнцев, дикие ослы и неукротимые, своенравные мулы; вместо характера, склонного к добродетели, выносили оттуда только поверхностную обходительность в обращении, какое-то пышное иноземное одея­ние, дрессированные для светской пустоты глаза, руки и ноги» [1, с.301]. Причины этого Коменский видел в том, что, во-первых, школы ориентированы только на обучение знаниям, игнорируя воспитание нравственности и религиозности, во-вторых, даже обучение знанием осуществлялось в школах неэффективными методами. «Если до вершин знаний доходят столь немногие, – писал Коменский – … а те, которые в какой-либо мере приближаются к ним, достигают этого не иначе, как с трудом, задыхаясь, уста­лые, с головокружением, постоянно спотыкаясь и падая, – то это происходит не оттого, что для человеческого рода есть что-либо недоступное, а оттого, что ступеньки расположены плохо, испор­чены, с провалами, готовы обрушиться, т. е. оттого, что метод запутан. Несомненно, что по правильно расположенным, не­поврежденным, крепким, безопасным ступенькам можно кого угодно возвести на какую угодно высоту» [1, с.307].
  6. Основой преобразования школ должен быть точный порядок во всем. Коменский считал, что необходимо сделать весь педагогический процесс разумно организованным и целенаправленным.
  7. Точный порядок для школы следует заимствовать у природы. «Единственным и вполне достаточным основанием для этого доказательства, – писал Коменский, – пусть будет следующее: каждая вещь не только легко позволяет себя направлять туда, куда влечет ее природа, но, больше того, и сама охотно устремляется туда и испытывает страдание, если ей в этом помешать» [1, с.307]. Он считал, что дети обладают врожденным стремлением к познанию и самосовершенствованию, и только различные внешние факторы, прежде всего, ошибки родителей и учителей, препятствуют развитию этих стремлений.

«Сделав наблюдение над про­цессами, которые то там, то здесь совершает природа, будем со­ветовать поступать подобным же образом» [1, с.318] – продолжал Коменский. Он описал различные общие закономерности, характерные для мира живых существ, и на основе этих закономерностей вывел правила воспитания и обучения детей во всех его аспектах, начиная от необходимости правильно распределять время труда и покоя и заканчивая конкретными способами преподавания учебного материала, чтобы учить и учиться легко, точно и быстро. Так, например, исходя из того, что «природа переходит от более легкого к более трудному» [1, с.344], Коменский предлагал развивать у детей вначале внешние чувства, затем память, затем понимание и затем суждение. Исходя из того, что «природа никогда не делает ничего бесполезного» [1, с.352], он считал, что в школах «нужно преподавать только то, что при­носит самую основательную пользу как в настоящей, так и в буду­щей жизни» [1, с.352].

По мнению Коменского, обучение должно быть основано на реальном наблюдении за вещами, а не на словесном толковании о них. В тех случаях, когда реальное ознакомление с предметом невозможно, он предлагал использовать различные наглядные средства. Вместе с тем основой прочного образования он считал изучение причинно-следственных и других взаимосвязей между явлениями, развитие способности детей мыслить самостоятельно.

Кроме того, Коменский разработал конкретные методы изучения наук, искусств, языков, нравственности и религии. При этом главным он считал воспитание нравственности, под которой он понимал совокупность таких качеств, как мудрость, умеренность, мужество (благородное прямодушие и выносливость в труде), справедливость и стремление заботиться о других, а не только о себе.

Большое значение Коменский придавал школьной дисциплине. «Но из этого не следует, – писал он, – что школа должна оглашаться криками, ударами, побоями; в ней должны господствовать бод­рость и внимание как у учащих, так и у учащихся. … Если … мы не владеем способами искусно привлекать умы, то напрасно, конечно, будем в таком случае применять силу. Удары и побои не имеют никакого значения для возбуждения в умах любви к наукам. Несомненно, они вызывают в душе отвра­щение к наукам и враждебное отношение к ним. Поэтому, когда замечается  болезненное состояние духа, с отвращением относя­щегося к изучению, его нужно искоренять соответствующей ду­ховной пищей и тотчас прописываемыми мягкими средствами, а не обострять суровыми лекарствами» [1, с.434-435]. По мнению Коменского, школьная дисциплина должна поддерживаться преимущественно живыми примерами учителей, наставлениями и увещеваниями.

В целом дидактика Коменского охватывает практически все проблемы, которые являются пред­метом рассмотрения современной педагогики.

Впервые в истории Коменский предложил поступенчатую систему школ, аргументируя ее разработанной им же самим возрастной периодизацией от рождения до зрелости, которая наступает, по его мнению, в возрасте 24 лет. По мнению Коменского, «полное образование требует посвятить ему весь период юности человека до 24 лет … эти   годы    восходящего    возраста мы разделим на четыре определенных пери­ода: младенчество, отрочество, юность, зрелость. Каждому возрасту нужно назначить одно шестилетие и соответствующую школу» [1, с.439].

Первой ступенью образования, согласно Коменскому, должна быть так называемая материнская школа – обучение и воспитание в семье под руководством матери в возрасте от рождения до 6 лет. Изложив принципы образования детей в материнской школе, Коменский по праву относится к основателям методики воспитания и обучения детей дошкольного возраста.

Вторая ступень образования, согласно Коменскому, – школа родного языка для детей в возрасте от 6 до 12 лет, в противовес характерной для той эпохи многовековой традиции вести обучение в школах только на латинском языке. Третья ступень – гимназия, или латинская школа для детей от 12 до 18 лет, обнаруживших способности в процессе обучения в школе родного языка. И четвертая ступень образования – академии – высшие учебные заведения для молодых людей 18-24 лет, проявивших особые дарования.

Коменский считал, что «материнская школа должна быть в каждом доме; школа родного языка – в каждой общине, в каждом селе и в каждом местечке, гимназия в каждом городе; академия – в каждом го­сударстве или даже в каждой более значительной провин­ции» [1, с.440].

Практическим вопросам организации, функционирования и управления шко­лой Коменский посвятил трактат «Законы хорошо организованной школы», который является одним из первых в истории педагогики сводом правил о целях, содержании, методах и организационных фор­мах деятельности школы как социального института по передаче культуры но­вым поколениям. В данном трактате регламентируются отношения между школой, государством, семьей и церковью; взаимоотношения между учениками, учителями и администрацией школы, выделены все главные составляющие педагогического про­цесса, рассмотрены взаимосвязи между ними, четко определены их функции. «Законы хорошо организованной школы» Коменского легли в основу школьных кодексов в XVIII и XIX вв [3].

Трактат включает в себя следующие основные разделы [2]:

  1. Законы о действующих лицах школы, их работе и взаимоотношениях, согласно которым деятельность школы должна быть приведена в порядок, т.е. регламентирована;
  2. Законы о целях школы – о том, что школа представляет собой мастерскую подлинных людей: мудрых, способных к труду, воспитанных и благочестивых, т.е. религиозных;
  3. Законы о месте занятий – о конкретных способах достижения удобства помещений для процесса обучения;
  4. Законы о распределении учебного времени – о соотношении времени занятий и отдыха в течение дня, недели, месяца и года;
  5. Законы об образцах (наглядных материалах для обучения);
  6. Законы о книгах;
  7. Законы о методе обучения, согласно которым обучение должно осуществляться через примеры, наставления и применение на деле, или подра­жание;
  8. Законы о школьных испытаниях – контроле знаний учеников в течение часа, дня, недели, месяца, триместра и года;
  9. Законы об играх и театральных представлениях, которые Коменский считал необходимым включить в процесс обучения и воспитания как в высшей степени полезные аспекты образования;
  10. Законы о поведении, содержащие конкретные правила благопристойного поведения;
  11. Обязанности родителей, согласно которым родители добровольно отдают своих детей в школу на попечение учителей до момента окончания обучения;
  12. Обязанности учеников, содержащие конкретные правила обучения и отношения к нему;
  13. Обязанности декурионов, или десятских – лиц, осуществляющих руководство над деятельностью и поведением десяти учеников наподобие современных старост;
  14. Законы общежития, в котором живут учащиеся, отданные родителями в школу на весь период обучения, – о том, как необходимо поддерживать порядок в общежитии и не мешать другим;
  15. Обязанности учителей, согласно которым учителя, в первую очередь, должны быть образцом для подражания как в своей деятельности, так и в поведении и личных качествах;
  16. Обязанности ректора, осуществляющего руководство школой;
  17. Обязанности схолархов – лиц, осуществляющих контроль над выполнением школьных законов;
  18. Законы о школьной дисциплине и соблюдении законов, согласно которым школьные законы должны быть одинаковыми для всех, каждый обязан их выполнять, и «никакое нарушение законов не должно быть терпимо ни в ком, начиная с высших и кончая низшими» [2, с.161].

Таким образом, Ян Амос Коменский внес огромный вклад в развитие педагогики, создав первую в мире целостную теорию обучения и воспитания и подробно и всесторонне рассмотрев не только теоретические, но и практические вопросы образования. Несмотря на то, что деятельность Коменского пришлась на XVII век, по мнению специалистов, Коменский опередил свое время по меньшей мере на 200 лет [3], а наибольший интерес к его теории возник только в конце XIX – в XX веке. Многие аспекты теории Яна Амоса Коменского актуальны и в настоящее время.

Список литературы

  1. Коменский Я.А. Великая дидактика / Коменский Я.А. Избранные педагогические   сочинения:   В   2-х  т. Т.1. – М.: Педагогика, 1982. – с.242-476. – (Педагогическая библиотека).
  2. Коменский Я.А. Законы хорошо организованной школы / Коменский Я.А. Избранные педагогические   сочинения:   В   2-х  т. Т.2. – М.: Педагогика, 1982. – с.133-163. – (Педагогическая библиотека).
  3. Пискунов А.И. Жизнь, деятельность и педагогическое наследие Я.А.Коменского / Коменский Я.А. Избранные педагогические   сочинения:   В   2-х  т. Т.1. – М.: Педагогика, 1982. – с.7-24. – (Педагогическая библиотека).