Влияние социально-демографических характеристик супругов на особенности супружеских конфликтов

В проведенном исследовании замерялись следующие социально-демографические характеристики супругов: возраст, пол, образование обоих супругов и длительность супружеской жизни. В процессе обработки первичных результатов вычислялись также соотношения возраста и образования супругов.

Перечисленные показатели путем корреляционного анализа были сопоставлены с показателями частоты, глубины, длительности и интегрального показателя интенсивности супружеских конфликтов; а также посредством критерия Стьюдента был произведен расчет значимости различий социально-демографических характеристик в группах супругов, отличающихся по причинам конфликтов, степени инициирования, стратегии поведения в конфликте и степени инициирования примирения.

Возраст супругов и длительность супружеской жизни. В проведенном исследовании принимали участие респонденты различных возрастных групп (от возрастной категории менее 23 лет, до возрастной категории старше 55 лет) и различной продолжительности супружеской жизни (от длительности отношений менее 1 года до длительности отношений более 25 лет). Различия респондентов по возрасту распределились следующим образом:

  • 22 года и менее – 7 человек (7%);
  • 23-25 лет – 8 человек (8%);
  • 26-30 лет – 19 человек (19%);
  • 31-35 лет – 17 человек (17%);
  • 36-42 года – 9 человек (9%);
  • 43-55 лет – 29 человек (29%);
  • 56 лет и более – 11 человек (11%).

Различия испытуемых по длительности супружеской жизни:

  • Менее 1 года – 11 человек (11%);
  • 1-3 года – 17 человек (17%);
  • 3,5-5 лет – 16 человек (16%);
  • 5,5-7 лет – 14 человек (14%);
  • 7,5-15 лет – 13 человек (13%);
  • 16-25 лет – 12 человек (12%);
  • Более 25 лет – 17 человек (17%).

Корреляционный анализ взаимосвязи между возрастом супругов и длительностью супружеской жизни с одной стороны и показателями интенсивности конфликтов (частота, глубина, длительность и интегральный показатель) с другой стороны не обнаружил значимых связей между этими переменными: интенсивность супружеских конфликтов напрямую не зависит от возраста супругов и длительности супружеской жизни.

Анализ различий интенсивности конфликтов в группах испытуемых различного возраста с использованием критерия Стьюдента также не обнаружил значимых различий показателей интенсивности конфликтов в этих группах. Однако анализ различий интенсивности конфликтов в группах, отличающихся по продолжительности супружеской жизни, выявил наличие следующих закономерностей:

  • Группа испытуемых, продолжительность супружеской жизни которых менее 1 года, отличается наименьшей частотой конфликтов (р=0,01);
  • Группа испытуемых, продолжительность супружеской жизни которых составляет от 1 до 3 лет, отличается наименьшей глубиной, длительностью и величиной интегрального показателя интенсивности конфликтов (во всех случаях р=0,01);
  • Группа испытуемых, продолжительность супружеской жизни которых составляет от 16 до 25 лет, отличается наибольшей частотой, длительностью и величиной интегрального показателя интенсивности конфликтов (р=0,04, 0,02 и 0,01 соответственно).

Данные представлены в таблице 5.1.1 (Приложение 5) и рисунке 3.1.1.

продолжительность супружеской жизни

Рис. 3.1.1. Средние значения частоты, глубины, длительности конфликтов и интегрального показателя интенсивности конфликтов в группах, различающихся по продолжительности супружеской жизни

Таким образом, начало (первые три года) супружеской жизни характеризуется низкой интенсивностью конфликтов: редкие конфликты на первом году супружеской жизни сменяются более частыми, но поверхностными и кратковременными конфликтами в период от 1 до 3 лет супружеской жизни. Затем все показатели возрастают и достигают наибольшей величины в период от 16 до 25 лет супружеской жизни, после чего вновь снижаются.

Выявленные закономерности подтверждают данные теоретического анализа о кризисных периодах в супружеских отношениях. Наиболее острым кризисом, согласно результатам проведенного эмпирического исследования, является период от 16 до 25 лет супружеской жизни.

В группах супругов, отличающихся по причинам конфликтов и степени инициирования примирения, не было выявлено значимых различий по возрасту и длительности супружеской жизни.

Выявлены значимые и близкие к значимым различия показателей возраста и продолжительности супружеской жизни в группах испытуемых, отличающихся по стратегиям поведения в конфликтных ситуациях, а именно для стратегий избегания и сотрудничества (р=0,03; р=0,05 и р=0,05; р=0,06 соответственно). Данные представлены в таблице 5.1.2 (Приложение 5) и на рисунках 3.1.2 и 3.1.3.

возрастная группа

Рис. 3.1.2. Средние значения возрастных показателей в группах супругов, отличающихся по стратегиям поведения в конфликте

продолжительность совместной жизни

Рис. 3.1.3. Средние значения показателей продолжительности супружеской жизни в группах супругов, отличающихся по стратегиям поведения в конфликте

Таким образом, стратегия избегания характерна для наиболее старшей возрастной группы и для группы супругов с наибольшей продолжительностью совместной жизни; стратегия сотрудничества – для наиболее младшей возрастной группы и для группы супругов с наименьшей продолжительностью совместной жизни.

Вероятно, супруги старшего возраста и с большей продолжительностью совместной жизни предпочитают стратегию избегания потому, что накопленный опыт деструктивных последствий конфликтов порождает тенденцию не вступать в открытые конфликты даже при наличии конфликтных ситуаций.

Более молодые супруги с меньшей продолжительностью совместной жизни, по-видимому, имея меньший опыт деструктивных последствий конфликтов, воспринимают конфликтные ситуации более оптимистично. При этом процесс межличностной адаптации в молодых парах еще не завершен, и молодые супруги проявляют большую гибкость в отношениях друг с другом, чем пожилые. Поэтому им и свойственная стратегия сотрудничества, требующая оптимизма и гибкости участников конфликта.

Обнаружены значимые различия показателей продолжительности совместной жизни в группах супругов с различной степенью инициирования конфликтов в собственных супружеских отношениях: данные показатели в группе испытуемых, отметивших, что конфликты в их семье происходят по вине их супругов, отличаются от показателей в других группах с вероятностью случайных событий, соответствующей критерию Стьюдента, р=0,05. Данные представлены в таблицах 5.1.3 и 5.1.4 (Приложение 5) и на рисунках 3.1.4 и 3.1.5.

инициатива конфликта

Рис. 3.1.4. Средние показатели продолжительности совместной жизни в группах испытуемых с различным восприятием инициирования супружеских конфликтов

динамика восприятия инициативы конфликта

Рис. 3.1.5. Динамика восприятия инициирования конфликтов в процессе супружеской жизни.

Таким образом, супруги с большей продолжительностью совместной жизни склонны воспринимать конфликты в собственной семье как инициируемые супругом (рис. 3.1.4), однако лишь до кризисного периода 16-25 лет совместной жизни, после которого тенденция к обвинению супруга снижается (рис. 3.1.5). Вероятно, это связано с накоплением в течение совместной жизни негативного опыта взаимодействия с супругом, который обусловливает склонность приписывать ему вину за все отрицательные события, происходящие в области супружеских взаимоотношений. Собственная вина при этом отрицается благодаря действию механизмов психологической защиты. Наиболее остро такой процесс протекает в кризисный период, после которого взаимоотношения вновь становятся адекватными.

Таким образом, взаимосвязи возраста супругов и продолжительности совместной жизни с характеристиками конфликтов обусловлены кризисами супружеской жизни. Наиболее острым является кризис 16-25 лет совместной жизни, характеризующийся наибольшей интенсивностью конфликтов, склонностью воспринимать супруга как инициатора конфликтов, снижением тенденции применять стратегию сотрудничества и повышением тенденции применять стратегию избегания.

Соотношение возраста супругов. В проведенном исследовании участвовали испытуемые с различным соотношением возрастных категорий в парах. Большинство респондентов (62%) принадлежат к той же возрастной категории, что и их супруги; 22% принадлежат к различным, но «соседним» возрастным категориям, возраст 16% респондентов значительно отличается от возраста их супругов.

Корреляционный анализ взаимосвязи между соотношением возраста супругов и показателями интенсивности конфликтов не выявил значимых прямых связей между данными переменными. Не было выявлено и значимых различий между показателями интенсивности конфликтов в группах супругов, для которых характерно различное соотношение возрастных категорий. Таким образом, согласно результатам проведенного эмпирического исследования, разница в возрасте между супругами не оказывает влияния на частоту, длительность, глубину и интегральный показатель интенсивности супружеских конфликтов.

Значимых различий показателей соотношения возраста супругов в группах испытуемых с различным восприятием инициирования конфликтов и стратегий поведения в конфликте так же не было выявлено.

Выявлены значимые различия средних модулей соотношения возраста супругов в группе испытуемых, указавших в качестве причины конфликтов патологические потребности супругов (Г), и в группах, указавших другие причины конфликтов (р=0,03). Данные представлены в таблице 5.1.5 (Приложение 5) и на рисунке 3.1.6.

разница в возрасте супругов

Рис. 3.1.6. Средние абсолютные значения различий возрастных категорий супругов в группах испытуемых, указавших различные причины конфликтов

Таким образом, патологические потребности (пристрастие к спиртным напиткам и т.п.) в качестве причины конфликтов чаще указывают супруги с большей разницей в возрасте. Ответ на вопрос о причинной обусловленности данной закономерности необходимо искать в связи с психологическими причинами алкоголизма. В рамках данной работы интерпретация выявленной закономерности не представляется возможной.

Обнаружены значимые различия средних показателей разности возрастных категорий в группе испытуемых, инициирующих примирение после конфликта, и в группе испытуемых, в которой инициатором примирения после конфликта является супруг (р=0,02). Данные представлены в таблице 5.1.6 (Приложение 5) и на рисунке 3.1.7.

разница в возрасте и инициатива примирения

Рис. 3.1.7. Средние показатели разности возрастных категорий супругов в группах испытуемых с различной степенью инициирования примирения после конфликтов

Полученные данные свидетельствуют о том, что инициативу примирения после конфликта наиболее часто проявляет старший по возрасту в данной паре супруг. По-видимому, это обусловлено существующими социальными нормами, согласно которым основную долю ответственности за себя и окружающих должен нести старший по возрасту участник взаимодействия.

Выявлены значимые и близкие к значимым различия средних абсолютных значений (модулей) разности возрастных категорий в парах между группами испытуемых с различными стратегиями поведения в конфликте: для стратегий избегания (р=0,05) и сотрудничества (р=0,06). Данные представлены в таблице 5.1.7 (Приложение 5) и на рисунке 3.1.8.

разница в возрасте и стратегии поведения

Рис. 3.1.8. Средние абсолютные значения разности возрастных категорий супругов в группах испытуемых с различными стратегиями поведения в конфликтной ситуации

Таким образом, стратегия избегания в большей степени характерна для супругов с незначительной разницей в возрасте, стратегия сотрудничества – напротив, для супругов с значительной разницей в возрасте. По-видимому, супруги с большей разницей в возрасте склонны предполагать наличие существенных различий между собой и супругом и по другим характеристикам, и исходя из такого предположения приходят к выводу о возможном непонимании супругом собственных потребностей и других особенностей, связанных с причинами конфликтов. Поэтому в конфликтных ситуациях такие супруги склонны открыто выражать свою точку зрения в надежде на ответное понимание и конструктивное разрешение конфликта. Супруги с меньшей разницей в возрасте, напротив, предполагают исходное сходство между собой и супругом, поэтому в конфликтных ситуациях они склонны приписывать супругу исходное понимание собственной точки зрения и не видеть необходимости открыто выражать ее.

Таким образом, показатели разницы в возрасте между супругами влияют на степень инициирования примирения после конфликта (инициатором конфликта выступает более старший супруг); абсолютные показатели разницы в возрасте – на стратегии поведения в конфликте (супруги с незначительной разницей в возрасте предпочитают избегание, с значительной — сотрудничество).

Уровень образования и соотношение уровней образования. В исследовании принимали участие респонденты различного уровня образования – от среднего общего до высшего. Различия участников исследования по образованию распределились следующим образом:

  • Высшее образование – 31 человек (31%);
  • Незаконченное высшее – 6 человек (6%);
  • Среднее техническое – 26 человек (26%);
  • Среднее специальное – 25 человек (25%);
  • Среднее общее – 12 человек (12%).

Большинство (47%) испытуемых имеют тот же уровень образования, что и их супруги; уровень образования 24% респондентов отличается от уровня образования их супругов незначительно; 29% — значительно.

Путем корреляционного анализа показателей уровня образования и соотношения уровня образования в парах с показателями интенсивности супружеских конфликтов значимых связей между этими переменными не выявлено: частота, глубина и длительность супружеских конфликтов не зависят от уровня образования супругов и его соотношения.

Статистический анализ различий в группах испытуемых, отличающихся по причинам, стратегиям поведения в конфликтных ситуациях и степени инициирования конфликта и примирения посредством критерия Стьюдента так же не обнаружил значимых различий показателей образования и его соотношения в этих группах: уровень образования и его соотношение не влияют и на перечисленные характеристики супружеских конфликтов.

Выявлены значимые различия уровня образования в группе испытуемых, воспринимающих стратегию поведения супруга как избегание по сравнению с испытуемыми, воспринимающими стратегии поведения супруга как другие (р=0,02). Данные представлены в таблице 5.1.8 (Приложение 5) и на рисунке 3.1.9.

уровень образования и стратегии поведения

Рис. 3.1.9. Средние показатели уровня образования испытуемых с различным восприятием стратегии поведения супруга в конфликтных ситуациях.

Полученные данные свидетельствуют о том, что испытуемые с более низким уровнем образования склонны воспринимать стратегию поведения своих супругов в конфликте как избегание. Возможно, это обусловлено более низким уровнем развития у супругов с низким уровнем образования качеств, которые позволяют чутко дифференцировать поведенческие проявления окружающих.

Таким образом, уровень образования супругов и его соотношение не оказывает значительного влияния на особенности супружеских конфликтов.

Пол. В проведенном исследовании участвовали 50 мужчин (50% респондентов) и 50 женщин (50% респондентов).

По итогам статистической обработки с применением критерия Стьюдента не выявлено значимых различий показателей частоты, глубины, длительности и интегрального показателя супружеских конфликтов в группах мужчин и женщин: те и другие воспринимают характеристики интенсивности конфликтов одинаково.

Выявлены различия в процентном соотношении ответов на вопрос о степени инициирования супружеских конфликтов между группами мужчин и женщин. Данные представлены в таблице 5.1.9 (Приложение 5) и на рисунке 3.1.10.

пол и инициатива конфликта

Рис. 3.1.10. Проценты ответов на вопрос о степени инициирования супружеских конфликтов в группах мужчин и женщин

Полученные данные свидетельствуют о том, что и в восприятии женщин, и в восприятии мужчин жены чаще выступают инициаторами конфликтов, чем мужья. Возможно, это обусловлено гендерными различиями: с точки зрения социальных норм мужчины должны быть сдержанными и терпеливыми, от женщин общество требует меньшей степени выраженности этих качеств.

Обнаружены различия между группами мужчин и женщин и в процентном соотношении ответов на вопрос о степени инициирования примирения после супружеских конфликтов. Данные представлены в таблице 5.1.10 (Приложение 5) и на рисунке 3.1.11.

пол и инициатива примирения

Рис. 3.1.11. Проценты ответов на вопрос о степени инициирования примирения после супружеских конфликтов в группах мужчин и женщин

Таким образом, в восприятии мужчин чаще инициаторами примирения являются они сами, чем жены, что не подтверждается восприятием женщин, в котором инициатива примирения принадлежит мужу и жене в равном соотношении. Возможно, это обусловлено так же социальными нормами, в соответствии с которыми мужчина должен нести большую ответственность за взаимоотношения в семье; в то же время в некоторых случаях инициатива примирения воспринимается мужчинами как слабость, необходимость «идти на поводу» у жены, что входит в противоречие с другой социальной нормой, согласно которой муж должен быть главой семьи. Поэтому, вероятно, в реальной жизни мужчины больше склонны ориентироваться на второй аспект социальных норм, а при теоретическом анализе собственного поведения, в том числе при заполнении опросника, – на первый аспект.

Выявлены различия между группами мужчин и женщин по процентному соотношению ответов на вопросы о причинах супружеских конфликтов. Данные представлены в таблице 5.1.11 (Приложение 5) и на рисунке 3.1.12.

пол и причины конфликтов

Рис. 3.1.12. Проценты ответов на вопрос о причинах супружеских конфликтов в группах мужчин и женщин

Таким образом, наибольшие гендерные различия наблюдаются по процентам указания следующих причин супружеских конфликтов:

  • Неудовлетворение потребности в ценности и значимости своего «Я» (А): чаще отмечают женщины. Видимо, в данном случае речь идет о существующей дискриминации женщин, резко ощущаемой женами и зачастую вовсе не воспринимаемой мужьями.
  • Патологические потребности одного из супругов (Г): чаще отмечают женщины. Вероятно, данная проблема связана преимущественно с алкоголизмом, в большей степени распространенным среди мужчин, чем среди женщин.
  • Неудовлетворение потребности в питании и одежде (Е): чаще отмечают мужчины. Согласно традициям, роль мужа в семье заключается в материальном обеспечении, роль жены – вести домашнее хозяйство. По-видимому, многие жены недостаточно эффективно справляются со своей традиционной ролью, поскольку на большинстве из них лежит двойная или тройная нагрузка (работа, дети, домашнее хозяйство), чем и обусловлена неудовлетворенность мужей.
  • Финансовые разногласия (Д): чаще отмечают мужчины. Экономические особенности современного общества затрудняют исполнение традиционной мужской роли материального обеспечения семьи (что подтверждается общим преобладанием указания данной причины конфликтов над другими как среди мужчин, так и среди женщин). Поскольку данная роль мужа считается наиболее значимой, мужчины особенно остро реагируют на недостатки финансирования семьи даже в тех случаях, когда их женам данная проблема не представляется существенной.

Таким образом, гендерные различия восприятия причин конфликтов связаны, прежде всего, с соотношением традиционных аспектов семейных ролей и особенностей семейных ролей в современном обществе: противоречия традиций и особенностей современности отражаются на взаимоотношениях в супружеских парах.

Выявлены различия процентного соотношения ответов на вопрос анкеты о стратегиях поведения испытуемых и их супругов в конфликтных ситуациях между группами мужчин и женщин. Данные представлены в таблице 5.1.12 (Приложение 5) и на рисунках 3.1.13 и 3.1.14.

пол и стратегии поведения

Рис. 3.1.13. Проценты ответов на вопрос о собственной стратегии поведения в конфликтных ситуациях в группах мужчин и женщин

пол и стратегия поведения супруга

Рис. 3.1.14. Проценты ответов на вопрос о стратегии поведения супруга в конфликтных ситуациях в группах мужчин и женщин

Полученные данные свидетельствуют о том, что мужчины чаще, чем женщины, применяют стратегию приспособления; женщины чаще, чем мужчины, – стратегию компромисса. Женщины реже, чем мужчины, воспринимают стратегию поведения супруга как соперничество, что не подтверждается собственными ответами мужчин.

Большая по сравнению с мужчинами склонность женщин к компромиссу, вероятно, связана с большей гибкостью женщин: в отличие от мужчин, имеющих возможность и иногда склонность разрешать наиболее сложные конфликтные ситуации при помощи физической силы, подавляющее большинство женщин с детства не имеют такой склонности и вынуждены даже в самых затруднительных конфликтных ситуациях искать более конструктивные выходы, что и воспитывает в женщинах гибкость. Большая по сравнению с женщинами склонность мужчин к стратегии приспособления, видимо, обусловлена теми же причинами: не желая конфликта и не обладая при этом достаточной гибкостью для компромисса, мужчины вынуждены выбирать стратегию приспособления.

То, что женщины значительно реже отмечают стратегию поведения супруга как соперничество, чем мужчины (как собственную стратегию, так и стратегию жены), возможно, связано с воздействием психологической защиты. В большинстве случаев семья обладает в жизни и сознании женщин большей значимостью, чем в жизни и сознании мужчин, соответственно и те или иные затруднения в семейных отношениях женщины воспринимают более болезненно, чем мужчины. Стратегия соперничества в конфликте приводит к возникновению нарушений в супружеских отношениях, в большей степени переживаемых женщиной, что и вызывает у женщины психологическую защиту, позволяющую игнорировать информацию о негативной стратегии поведения мужа.

Таким образом, гендерные различия оказывают большое влияние на особенности супружеских конфликтов и их восприятие, что обусловлено, главным образом, гендерными нормами. Мужчины, от которых общество требует сдержанности, реже выступают инициаторами конфликтов, придают большее значение ролевым стереотипам (ведению женой домашнего хозяйства и собственной способности обеспечить семью), чаще прибегают к стратегии приспособления, поскольку общество не воспитывает в мужчинах гибкости. Женщины, от которых общество требует гибкости, чаще применяют стратегию компромисса и большее значение придают последствиям существующей дискриминации (нарушениям достоинства, склонности мужей к алкоголизму и другим зависимостям).

Далее: Воздействие черт характера, влияющих на межличностную адаптацию, на особенности супружеских конфликтов