Заключение

Обобщая выявленные в ходе проведенного эмпирического исследования закономерности, можно сформулировать следующие выводы. Родительское отношение к детям-инвалидам с выраженными нарушениями интеллектуального развития средней и высокой степени тяжести в сравнении с родительским отношением к детям с легкими нарушениями интеллекта характеризуется следующими особенностями:

  1. На когнитивном уровне:
    • Более низкая оценка уровня развития волевых сторон личности своих детей (независимости, самоконтроля и уверенности в себе), очевидно, обусловленная, объективными психологическими особенностями детей-инвалидов с грубыми нарушениями интеллекта: их несамостоятельностью во всех аспектах жизнедеятельности, недоразвитием волевой сферы и т.д.
  2. На эмоциональном уровне:
    • Более высокий уровень удовлетворенности отношениями с ребенком, обусловленный, вероятно, мощным воздействием психологической защиты в ответ на столь интенсивную психологическую травму для матери, как тяжелое заболевание ребенка.
    • Более высокий уровень выраженности биологической составляющей родительской любви, связанный, возможно, с тем, что постоянное социальное отвержение ребенка как некая угроза регулярно затрагивает биологические основы родительской любви, что приводит к развитию материнского инстинкта.
    • Большая степень преобладания родительской любви над родительской симпатией в структуре родительских чувств к таким детям, обусловленная, по-видимому, избытком факторов, препятствующих развитию симпатии к ребенку, в сочетании с недостатком факторов, способствующих ее формированию.
  3. На поведенческом уровне:
    • Более высокий уровень устойчивости воспитательной стратегии, проявляющийся как более высокий уровень последовательности, постоянства родителей в своих требованиях, в своем отношении к ребенку и т.д. По-видимому, это обусловлено тем, что, во-первых, крайне узкий диапазон поведенческих реакций таких детей облегчает формирование воспитательной стратегии, во-вторых, проявления непоследовательности в воспитании приводят к дезорганизации детей-инвалидов с нарушениями интеллекта.
    • Более высокий уровень опасения обидеть, связанный, вероятно, со стремлением родителей компенсировать детям в семейной среде тот избыток обид, который наносится им за ее пределами.
    • Более высокий уровень подавления сексуальности, представляющий собой, по-видимому, ответную реакцию родителей на неспособность детей-инвалидов с тяжелыми нарушениями интеллектуального развития усвоить соответствующие социальные нормы.

Следует подчеркнуть, что по большинству рассмотренных в проведенном эмпирическом исследовании параметров родительского отношения значимых различий между изучаемыми группами респондентов не выявлено. Следовательно, в большинстве аспектов родительское отношение к детям-инвалидам с грубыми нарушениями интеллекта и родительское отношение к детям с легкими нарушениями интеллекта не различается.

Гипотезы эмпирического исследования, выдвинутые по результатам теоретического анализа, не подтвердились. В структуре родительского отношения к детям-инвалидам с грубыми нарушениями интеллекта предполагалось обнаружить более низкий уровень эмоционального принятия, однако подобных различий не выявлено: результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что воздействие внешних факторов, снижающих уровень эмоционального принятия, компенсируется усилением биологической составляющей родительской любви и психологической защиты. Предполагавшийся более высокий уровень родительского контроля присутствует на уровне тенденции (р=0,07).

Перспектива дальнейшего развития исследований изучаемой темы видится в сравнении родительского отношения к детям-инвалидам с нарушениями интеллектуального развития средней и высокой степени тяжести с родительским отношением к здоровым детям.

Далее: Список литературы