Влияние родительского отношения на психологическое развитие детей с нарушениями здоровья

В психологии уже давно и достоверно известно, что «чем меньше ребенок, тем большую роль как в возникновении, так и в профилактике недостатков его развития играет семья» [31]. Дети с ограниченными возможностями здоровья не являются исключением из этого правила, напротив, влияние родительского отношения на их психологическое развитие наиболее сильно: «Межличностные отношения между матерью и ребенком-инвалидом в силу специфических особенностей социальной ситуации развития могут рассматри­ваться как основной механизм формирования и развития личности ребенка. … эмоциональные связи между матерью и ребенком являются основой формирования ценностного отношения ребенка к себе, к другим, к окружающе­му миру» [18, с.80].

Однако в связи с тем, что большинство родителей детей с нарушениями здоровья находятся в неблагоприятном психологическом состоянии и в 98% случаев не вырабатывают конструктивных моделей воспитания, почти все дети с нарушениями здоровья подвергаются неблагоприятным воздействиям в процессе семейного воспитания. Другим словами, дети с ограниченными возможностями здоровья представляют собой группу риска с точки зрения родительского отношения. Недостаточность и неадекватность взаимодействия родителей с детьми усугубляет их дефект, искажает личностное развитие и снижает социально-приспособительные возможности: «Отклонения в психофизическом развитии детей … не только являются возможным следствием органических и функциональных нарушений, но имеют и вторичный характер, обусловленный дефицитом общения и отсутствием адекватных способов сотрудничества родителей с детьми» [23].

Рассмотрим воздействие типичных моделей воспитания, характерных для родителей детей с нарушениями развития, на психологическое развитие ребенка [23; 41; 52 и др.].

  1. Гиперопека – привыкнув жить в «тепличных» условиях, ребенок не обучается преодолевать трудности, у него не формируются навыки самообслуживания и т.д. Стремясь максимально помочь своему ребенку, в действительности родители тем самым ограничивают возможности его развития. Когда ребенок с особенностями в развитии вырастает, проблема самостоятельности выступает на первый план, однако его личность уже бывает сформирована на принципах повышенной опеки, потакания слабости, низкой требовательности. Ребенок растет нервным, возбудимым, требует к себе постоянного внимания окружающих. У него формируется инфантильное отношение к окружающим и сверхэгоизм;
  2. Противоречивое воспитание – при таком воспитании у ребенка не формируется адекватной оценки своих возможностей и качеств, он обучается «лавировать» между взрослыми;
  3. Авторитарная гиперсоциализация, воспитание по типу повышенной моральной ответственности – у ребенка возникает повышенная утомляемость, отсутствует адекватная оценка своих возможностей. Он всегда не дотягивает до оптимального результата, поэтому всегда чувствует себя неуспешным. Его часто ругают, он всегда чувствует себя виноватым, что формирует у него заниженную самооценку;
  4. Воспитание в «культе» болезни – приводит к тому, что и ребенок сосредоточивает все внимание на заболевании и собствен­ных болезненных ощущениях. У ребенка формируется мнительность, страх перед любым недугом. Ребенок относится к себе как к больному, в связи с чем у него формируется представление о себе как о слабом, неспособном к достижениям человеке. Его внутренняя позиция всегда ближе к отказу от решения проблемы, чем к ее преодолению;
  5. Модель «симбиоз» – у ребенка формируется эгоистическая личность, неспособная к проявлению любви;
  6. Отвержение ребенка – нормальное психологическое развитие ребенка в таких семьях исключено, поскольку, помимо того, что ребенок испытывает повышенную нервно-психическую нагрузку непосредственно в связи с заболеванием, на нее накладывается дополнительно еще двойной груз «неприятие обществом и подверженность феномену отчуждения в собственной семье» [52]. Возможность адаптации к этому в детском возрасте исключена.

Характерная практически для всех родителей детей с ограниченными возможностями здоровья высокая тревожность приводит к развитию тревожности практически у всех детей даже в тех случаях, когда родители стараются скрыть свою тревогу: «мать вовсе не хочет пугать ребенка своей тревожной озабоченностью, но ей достаточно несколько раз вытереть ему нос в течение десяти минут нервным движением, чтобы это произошло. … Неуверенность выражается в интонациях. Страх заметен по нежеланию выходить за рамки привычных стереотипов. … дети становятся заложниками нашего психического склада. … Как говорится, родители-невротики воспитают ребенка невротиком, какой бы системы воспитания они ни придерживались» [2, с.187].

«Заражение» тревогой ребенком от родителей подтверждается результатами эмпирических исследований: «обнаружена высокая сопряженность по параметру «тре­вожность» матерей с параметрами «робость, смелость», «тревожность» ребенка» [18]. В результате, как правило, у детей-инвалидов «пропадает свойственная детскому возрасту непосредственность, эмоциональная яркость, живость. Вместо этого появляется взрослая рассудительность с оглядкой на чужое мнение, робость, страх перед общением с людьми, установлени­ем дружеских контактов, неуверенность, пассивность» [13].

Ситуация усугубляется еще и педагогической безграмотностью большинства родителей: «мы раз за разом убеждались, что неудачники в деле воспитания (и родители, и педагоги) – это не равнодушные и легкомысленные в большинстве своем, а плохо подготовленные люди. … Педагогические способности родителей (возможность понимать и воспитывать детей) отпущены природой далеко не каждому. Хотя это и не умаляет нашей самоуверенности. Собственный жизненный опыт кажется нам полнее надежной гарантией того, что мы в любых обстоятельствах будем на высоте. И даже когда собственная судьба ни с какой стороны не может служить примером для других, взрослые люди почему-то считают, что для воспитания детей им толку хватит. Разбить такую уверенность или даже поколебать ее до того, как ребенок выйдет из-под контроля, бывает практически невозможно. … И в жизни это оборачивается довольно серьезными последствиями» [2, с.190].

Однако наиболее неблагоприятное воздействие на психологическое развитие детей оказывает эмоциональное отвержение их родителями, поскольку даже скрытое и даже неосознаваемое самими родителями эмоциональное отвержение ребенка-инвалида проявляется в их поведении и отношении к нему, воспринимается им и оказывает на него соответствующее влияние. Даже в отношениях родителей к здоровым детям эмоциональное отвержение, как правило, является затаенным: «Обычно оно скрыто, так как родители неосознанно подавляют неприязнь к ребенку как недостойное чувство. Безразличие к внутреннему миру ребенка, маскирующееся с помощью преувеличенной заботы и контроля, безошибочно угадывается ребенком» [46, с.161]. В семьях, для которых характерно эмоциональное отвержение ребенка, «ребенок растет, никогда не будучи уверен в том, что сможет получить поддержку и помощь родителей, когда ему это потребуется. … Семьи, о которых идет речь, могут быть внешне довольно благополучными. Но в таких семьях детям … недостает уверенности в том, что они любимы родителями и нужны им» [34, с.467]. В итоге эмоционального отвержения родителями у детей формируется широкий спектр психологических нарушений: «Для них характерна низкая самооценка, которая нередко маскируется защитами различного вида (например, перфекционизмом, т.е. навязчивым стремлением к совершенству во всех делах, контролированием других, проявлением презрения к другим и сплетничаньем). Они испытывают чувство вины, действуя в своих интересах, даже при том, что не задевают интересов других людей. Чувство стыда у них также преувеличено. Сама способность распознавать и выражать собственные чувства, а также понимать чувства других людей у них снижена. Дети …, делая многое в своем доме по чувству долга, становясь взрослыми, бывают или чересчур ответственны …, или, напротив, весьма безответственны … они очень болезненно реагируют на неподконтрольные внезапные изменения в жизни, чувствуют потребность, чтобы их контролировали и желают контролировать других. … В отношениях с другими людьми они также имеют целый клубок тесно переплетенных между собой проблем. … дети … не склонны верить в то, что к ним испытывают симпатию, дружеское расположение, любовь. … им недостает искренности в отношениях со сверстниками. … Не желая обидеть или потерять друзей, они поддерживают дружеские отношения даже с теми, кто их предал. В этом отчетливо проявляется страх отвержения и потери отношений с другими, даже таких отношений, которые изжили себя. Эта черта, а также низкая самооценка и неуверенность в себе, защиты, маскирующие такую самооценку, болезненное реагирование на внезапные изменения ситуации придают … невротические черты и делают более вероятным возникновение у них неврозов» [34, с.467-468]. Следует отметить, что приведенные цитаты описывают результаты эмоционального отвержения родителями здоровых детей, и необходимо учесть, что воздействие его на детей-инвалидов более интенсивно.

В итоге неудивительно, что для детей с нарушениями здоровья характерны следующие особенности, связанные с взаимоотношениями в семьях [23]:

  1. Высокая потребность в эмоционально-положительных контактах с родителями, их тепле и близости.
  2. Феномен «переориентации» аффилиативных чувств к другим лицам: недостаточность и неадекватность родительско-детского общения проявляется в замещении родителей другими субъектами (братьями, сестрами, учителями, домашними животными, игрушками и т.д.).
  3. Взаимодействие детей с социальной средой приобретает неадекватные формы, возникают коммуникативные проблемы и барьеры. Отношения с людьми окрашиваются в сознании ребенка в неблагоприятные тона, для них характерны отгороженность, замкнутость, тревожность, сензитивность, неуверенность, робость, агрессивность, враждебность.

Известно, что психологическое развитие определяется взаимодействием двух групп факторов: биологических и социальных. На детей с отклонениями в развитии оказывают неоптимальное влияние обе группы факторов [23]:

  1. Биологическая составляющая: конституциональные особенности ребенка, преломляясь через дефект, усиливаются, заостряются;
  2. Социальная составляющая: воспитание детей осуществляется травмированными родителями, которые часто имеют низкий уровень психолого-педагогических знаний.

При этом социальная составляющая оказывает наиболее значимое воздействие: «родительская неадекватность в принятии ребенка с проблемами в развитии, недостаточность в эмоционально-теплых отношениях провоцируют развитие у детей негармоничных форм взаимодействия с социальным миром и формируют дезадаптивные характерологические черты личности … Лишь у части детей формируются гармоничные и адекватные отношения с близкими лицами» [23].

Однако все же существуют исключения из этого трагического для детей-инвалидов правила: «Наш практический опыт свидетельствует о том, что родители, принявшие недостатки ребенка, проявляют удивительные личностные качества, позволяющие создать для него оптимальные условия развития» [23].

Таким образом, родительское отношение к детям с ограниченными возможностями в подавляющем большинстве случаев характеризуется явным или скрытым, осознаваемым или неосознаваемым эмоциональным отвержением, и потому оказывает крайне неблагоприятное воздействие на психологическое развитие ребенка. Однако в тех случаях, когда отсутствует эмоциональное отвержение ребенка родителями, этого не происходит. Но, к сожалению, такие случаи встречаются редко.

Далее: Психологическая помощь семьям, имеющим детей с ограниченными возможностями здоровья