Современные представления об этиологии и патогенезе психосоматических заболеваний

Вопрос о причинах и механизме возникновения психосоматических заболеваний на современном этапе развития науки до конца не изучен. До сих пор представители различных направлений психосоматики имеют различные представления об этиологии и патогенезе психосоматических заболеваний. Рассмотрим самую распространенную точку зрения.

Начиная с работ Ф.Александера, большинство исследователей признают, что возникновение психосоматических заболеваний обусловлено взаимодействием трех групп факторов [14; 25; 43; 47]:

  1. Психологических – личностные особенности, неразрешенные внутренние конфликты, набор привычных негативных эмоций, которые че­ловек испытывает в эмоциогенных ситуациях, стереотип реагирования на фрустрационные события и т.д.;
  2. Физиологических – конституциональ­ная неполноценность (повышенная уязвимость) тех или иных ор­ганов, особенности нервной системы и др.;
  3. Социальных – неблагоприятные воздействия жизненной среды в текущее время или в прошлом.

При этом перечисленные группы факторов следует рассматривать не по отдельности, а в их взаимодействии, поскольку все они являются элементами одной системы.

Рассмотрим психосоматические заболевания в широком социальном контексте. Известно, что в разных социумах различаются показатели распространенности психосоматических заболеваний, а в одном и том же социуме эти показатели варьируют на различных исторических этапах.

Примером является динамика показателей распространенности психосоматических заболеваний, выявленная по результатам современного исследования Б.Бредли, который «описал изменение за последние 30 лет спектра болезней у 80% из 3 млн. сельских жителей Новой Гвинеи. После обретения этой страной независимости с формированием западной системы воспитания, экономическими преобразованиями и возникшими неожиданными трудностями появилась такая практически неизвестная ранее патология, как повышенное артериальное давление у взрослых, бронхиальная астма и экзема у детей, причём все случаи заболеваний отмечаются в «образованных» семьях, где глава семьи – учитель или служащий. В областях, где западная цивилизация внедрилась наиболее интенсивно, очень распространились пептические язвы со всеми их осложнениями» [7].

Другой пример – результаты исследования, проведенного в 1948 г. –  более 60-ти лет назад – Дж.Л.Холлидейем и основанного на детальном анализе медицинской статистики британского здравоохранения за период 1900-1939 гг. «Вне всякого сомнения, за эти годы здоровье нации значительно улучшилось, однако если индексы больных и здоровых разделить на две группы, одна из которых относится к физическим, а другая – к психологическим заболеваниям, можно обнаружить, что в то время, как первые показывают резкий спад, вторые имеют тенденцию к столь же разительному возрастанию» [6]. Для выявления причин такого явления Холлидей проанализировал изменения, произошедшие в среднестатистических семьях за изучаемый период: «На протяжении конца девятнадцатого века … время кормления не определялось «по часам», и, поскольку за пределами состоятельных классов не знали о детской коляске, ребенок пользовался преимуществами физической и эмоциональной поддержки на руках у его матери. … Обстановка была простой и скромной, и в доме не было никаких опасных аппаратов, и благодаря этому ребенку предоставлялась значительная свобода движения и возможность обследовать и манипулировать предметами. Семьи были большими, что означало для детей меньшую вероятность излишней опеки и разбалованности … к детям проявляли большую степень терпимости … в своем эмоциональном развитии ребенок не испытывал никаких серьезных фрустраций …  Грязь, отсутствие чистого водоснабжения и надлежащих санитарных условий, перенаселенность домов … нищета, недоедание … – все это способствовало трагически высоким показателям телесных повреждений и смертности. Однако, с психологической точки зрения, окружение ребенка не было столь ужасающим, благодаря тому, что в первые годы жизни ребенку предоставлялись широкие возможности для эмоционального развития своим собственным путем и «в свое время». Если мы обратимся к тридцатым годам двадцатого века, картина полностью изменится. Публичные условия здесь, конечно, значительно лучше, но психологические условия менее благоприятны.  … кормление по часам стало общим правилом … Привычной стала изысканная и часто опасная мебель, а электрические розетки и хрупкое оборудование, такое как радиоприемники, ограничили размах детского исследования окружающего. Семьи невелики, и в возрасте четырех-пяти лет ребенка отдают в детский сад … Младенец на руках превратился в ребенка в коляске. … мать склонна суетливо опекать своего ребенка, когда он дома. … мчащиеся автомобили и обилие транспорта делает мир опасным местом. Эта сравнительно высокая степень фрустрации в первые два года жизни … может быть причиной роста количества случаев психосоматических расстройств … Вместо того, чтобы позволить жизни разворачиваться по естественным законам …, она была подвергнута навязанной системе формирования» [6].

Современные кросскультурные исследования, аналогичным образом, показывают, что наибольшее число психологических и психосоматических расстройств обнаруживается в тех сообществах, для которых характерны «прежде всего, настолько же высокие, насколько и жесткие стандарты и требования в процессе воспитания, малейшие отклонения от которых сопровождались критикой и наказаниями» [52].

Поскольку психосоматические заболевания, как и любые другие болезни, представляют собой нарушения адаптации, очевидно, что рост заболеваемости говорит о том, что жителям развитых стран сложнее приспособиться в современном мире, чем их предкам или современным жителям менее развитых стран. По мнению Радченко, это обусловлено тем, что «теперь приспособление к среде зависит от психических возмож­ностей человека во много раз больше, чем от силы его мышц, крепости костей и сухожилий и скорости бега. Опасным стало не оружие врага, а слово. Эмоции человека, изначально при­званные мобилизовать организм на защиту, теперь чаще по­давляются, встраиваются в социальный контекст, а со време­нем извращаются, перестают признаваться их хозяином и мо­гут стать причиной разрушительных процессов в организме» [цит. по: 25].

Таким образом, в широком социальном аспекте причиной повышения распространенности психосоматических заболеваний является несоответствие между биологической и социальной эволюцией человека, когда современные требования, предъявляемые к человеку, преимущественно, обществом, существенно отличаются от тех требований, к которым подготовлен тысячелетиями эволюции и на которые настроен его организм.

На первый взгляд кажется логичным предположить, что современные повышенные социальные требования должны накладывать отпечаток на душевное здоровье людей, а для физического здоровья людей, напротив, в современных условиях должно быть характерно оптимальное состояние. Однако фактически рост психосоматических заболеваний свидетельствует об обратном: соматические заболевания возникают все чаще и чаще, но именно по психологическим причинам. Значит, речь идет о влиянии психологического состояния человека на состояние его организма. Каким же образом осуществляется это влияние?

Все авторы сходятся во мнениях о том, что связующим звеном между психологической и соматической сферами являются эмоции. Тот факт, что в этиологии и патогенезе психосоматических заболеваний влияние психологических проблем на соматические нарушения связано с эмоциями, подтверждается тем, что в большинстве случаев психосоматические заболевания сопровождаются эмоциональными нарушениями: «сопряженность тревожной патологии с сердечно-сосудистой и дыхательной системой оценивается более, чем в 60%, желудочно-кишечного тракта – 34% … у пациентов со стойкими функциональными расстройствами выявляется высокая (до 50% и более) частота депрессивных нарушений» [17]. Так же и эмоциональные нарушения практически всегда сопровождаются соматическими расстройствами: «симптомы функциональных нарушений различных органных систем указываются практически во всех публикациях, посвященных генерализованному тревожному расстройству … прослеживая этапы развития депрессивного психоза в рамках МДП, отмечается непременное наличие расстройств функций различных систем» [17].

Любая эмоция включает в себя как субъективное переживание, так и связанные с ней объективные физиологические изменения. При этом сопровождающие эмоции «физиологические системы организма включаются автоматически, помимо воли человека. Это включение осуществляется как безусловный рефлекс, выработавшийся еще в доисторический период жизни человека» [14]. И если субъективный компонент эмоций связан с оценкой значимости события, вызвавшего данную эмоцию, отношения данного события к потребностям человека, то адаптационный смысл эмоций заключается в том, что они являются своего рода пусковым механизмом для активации и мобилизации ресурсов организма: «Эмоции – это та сила, которая снабжает энергией все наши действия, составляя их основу. Они преобразуют фундаментальное возбуждение в соответствии с ситуацией, в которой необходимо действовать. Возбуждение трансформируется в специфические эмоции, а эмоции трансформируются в сенсорные и моторные действия» [24].

Эмоции оказывают непосредственно воздействие на нервную, иммунную, эндокринную системы организма и периферическую физиологическую активацию (например, частоту сердцебиений и артериальное давление) [20], и, таким образом, опосредованно на все системы органов. При этом воздействие эмоций на организм осуществляется закономерно: каждая эмоция вызывает определенный спектр физиологических изменений, бывших целесообразными на более ранних этапах эволюции. Так, например, «Экспериментальные данные У. Кеннона … показали, что чувства гнева и страха неизменно сопровождаются повышенным поступлением адреналина в кровь. Развивающаяся далее симпатикотония играет положительную роль в подготовке животного к борьбе, к деятельности. В крови увеличивается количество сахара, повышается свертываемость крови, тонус и работоспособность мышц, учащается сердечная деятельность и дыхание, растет артериальное давление» [33].

По мнению У.Кеннона и Ф.Александера, существует, как минимум, два набора физиологических изменений, сопровождающих эмоции: физиологические реакции, направленные на подготовку к бегству или борьбе в экстремальной ситуации, и физиологические реакции, направленные на уход от внешней активности. При этом «в первой категории вегетативных реакций имеет место симпатическое, а во второй – парасимпатическое доминирование в вегетативном балансе» [1].

Физиологические изменения, сопровождающие эмоции, достаточно быстро сглаживаются в случае реализации активности (например, борьбы или бегства) и разрешения вызвавшей эмоцию ситуации (например, убежал от опасности, победил соперника или погиб). Однако это происходит не всегда, и если вызванные эмоцией физиологические изменения не сглаживаются, то они приобретают хронический характер и приводят к соматическим нарушениям. В терминах теории стресса это обозначает, что стресс, пройдя в своей динамике стадию тревоги и стадию сопротивления, (в случае несостоятельности применяемых адаптивных механизмов и отсутствии смены реакции напряжения на противоположную по физиологической направленности реакции релаксации) переходит к стадии истощения, на которой адаптационные возможности организма исчерпаны и нарастает нарушение согласованности жиз­ненных функций [18]. Такова сущность механизма формирования психосоматических заболеваний. Таким образом, основной причиной психосоматических заболеваний является хроническое эмоциональное напряжение.

Следовательно, вопрос об этиологии психосоматических заболеваний по сути представляет собой вопрос об этиологии хронического эмоционального напряжения, отсутствия эмоциональной разрядки. Для этого необходимо рассмотреть, каким образом у человека возникают эмоции.

В современной психологии считается, что источником возникновения эмоций являются потребности человека, а потребности, в свою очередь, появляются тогда, когда организм находится в со­стоянии нарушенного равновесия (гомеостаза). Потребности представляют собой состояния напряжения и относятся к мотивационным состояниям, т.е. являются побудительной силой активности человека, направленной на удовлетворение потребности, т.е. достижение равновесия [18]. Если активность человека достигает своей цели, состояние напряжения исчезает и человек испытывает положительные эмоции, а если нет – возникает так называемое состояние фрустрации.

Фрустрация – это «эмоциональное состояние человека, возникающее после неудачи, неудовлетворения какой-либо сильной потребности … со­провождается возникновением сильных эмоций: враждебности, гне­ва, вины, досады, тревоги. … Эффект, возникающий в состо­янии человека, оказавшегося в совокупности фрустрирующих ситуаций, получил название фрустрационной напряженности. Этим термином обо­значают интенсивность проявления психофизиологических механизмов адаптации организма к фрустрирующим условиям. Непомерно высокая фрустрационная напряженность при адаптационных нарушениях ведет к чрезмерному усилению функций нервной и гормональной систем организма и тем самым способствует истощению его резервных возможностей» [18]. Следовательно, причиной хронического эмоционального напряжения является хроническое неудовлетворение потребностей человека.

Таким образом, источники психосоматических заболеваний могут быть рассмотрены на нескольких уровнях:

  1. Как невозможность достижения адаптации;
  2. Как хроническое неудовлетворение потребностей;
  3. Как хроническое состояние фрустрации и эмоционального напряжения.

Исходя из этого, можно выделить следующие факторы возникновения психосоматических заболеваний.

Первая группа факторов – социальные факторы. Ключевым в этой группе факторов является уже упомянутое рассогласование между природой человека и требованиями общества. У человека имеются потребности, обусловленные его природой, т.е. биологические, и потребности, обусловленные его жизнедеятельностью в обществе, усвоением социальных норм [18]. Эти потребности нередко входят в противоречие между собой, образуя «сшибки» нервных процессов и внутренние конфликты. При наличии двух противоположно направленных потребностей удовлетворение одной из них приводит к неудовлетворению другой, т.е. к неизбежному состоянию фрустрации.

А.Холмогорова и Н.Гаранян подчеркивают значимость в этиологии психосоматических заболеваний социального запрета на выражение эмоций. Они описывают характерный для культуры многих развитых стран «Культ рационального отношения к жизни, негативная установка по отношению к эмоциям как явлению внутренней жизни человека», который находит выражение в «современном эталоне супермена – непрошибаемого и как бы лишенного эмоций человека» [52]. Кроме того, они отмечают, что в семьях, в которых воспитывались пациенты, страдающие психосоматическими заболеваниями, «преобладает тенденция к элиминированию эмоций в форме игнорирования этого аспекта жизни и запрета на выражение чувств» [52].

Следующая группа факторов – ситуативные факторы. Многие исследователи считают причиной психосоматических заболеваний состояние стресса, вызванное длительно действующими и непреодолимыми психотравмами [24]. Это подтверждается и результатами экспериментов над животными, проведенных И.П.Павловым и его коллегами, Г.Селье и другими учеными [25; 33; 43 и др.]: если животное не может справиться с неблагоприятными внешними воздействиями, у него образуются соматические нарушения. Однако психосоматические расстройства возникают только в тех случаях, когда невозможно разрешить неблагоприятную ситуацию. Так, например, «большое внимание привлекли эксперименты, при которых в тщательно проведённых сериях опытов было установлено, что у крыс после получения ими неотвратимого электрошока развиваются выраженные супрессивные реакции в противоположность животным контрольной группы, которые могли этих электрошоков избегать. Способность крыс сохранять контроль над получением стрессорного раздражителя не только не приводила к иммунной супрессии, но даже обнаруживались признаки более высокой реактивности иммунной системы» [7].

Существует также мнение о том, что предрасположенность к возникновению психосоматических расстройств существует у людей, переживших тяжелые стрессовые состояния не в текущее время, а на более ранних этапах онтогенеза: «мы считаем травмирующие события раннего детства, наряду с более поздними событиями жизни пациента, основными источниками неврозов и многих психосоматических расстройств» [12]. Однако, вероятно, влияние событий, пережитых в детстве, опосредовано их воздействием на формирующуюся личность субъекта.

Две перечисленные группы факторов можно объединить и отнести к числу внешних факторов возникновения психосоматических заболеваний. Внешние факторы в подавляющем большинстве случаев не являются определяющими, т.к., как правило, в одних и тех же внешних условиях у одного человека появляются психосоматические нарушения, у другого – нет. Внешние факторы возникновения психосоматических расстройств имеют значение только в своем соотношении с внутренними факторами.

К внутренним факторам психосоматических заболеваний относятся, во-первых, особенности нервной системы организма. Психосоматические расстройства чаще возникают у лиц со слабым, неуравновешенным и инертным типом нервной системы [18; 36; 47], т.е. теми свойствами нервных процессов, которые являются менее адаптивными. Кроме того, «высокий риск психосоматического расстройства связывают с низким порогом чувствительности к раздражителям, высокой интенсивностью реакций на внешние раздражители» [47, с.46], т.е. с теми характеристиками реагирования, которые так же обусловлены особенностями нервной системы и влияют на процесс адаптации. На психологическом уровне эти особенности проявляются «повышенной тревожностью и низким порогом восприимчивости к средовым воздействиям, благодаря чему обычные житейские трудности представляют … серьезные проблемы и приводят к психической дезадаптации» [46, с.437].

Существует предположение, что одной из причин возникновения психосоматических заболеваний является вегетативная дистония, т.е. «несогласованность симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы … преобладание тонуса симпатического отдела соответствует холерическому темпераменту, а парасимпатического – флегматическому. Вегетативная дистония возникает у агрессивного холерика в результате пассивно-оборонительной реакции. Под влиянием парасимпатической стимуляции у него может развиться стенокардия, бронхиальная астма, язвенная болезнь, тиреотоксикоз. У осторожного флегматика, переживающего побуждение к нападению, симпатическая стимуляция может вызвать гипертоническую болезнь, инсульт, инфаркт миокарда … Парасимпатические реакции связывают с возникновением рака, рассеянного склероза, депрессии» [47, с.25-26]. Другими словами, психосоматические расстройства возникают тогда, когда человек по тем или иным причинам действует и реагирует не свойственным его природным особенностям образом.

Такого же мнения придерживался Ф.Александер: «каждое невротическое расстройство вегетативной функции состоит в нарушении разделения труда внутри нервной системы. При этом направленное вовне действие отсутствует, и невысвобождаемое эмоциональное напряжение индуцирует хронические внутренние вегетативные изменения … При расстройствах, где наблюдается симпатическая гиперактивность, организм не совершает действия, хотя и проходит все подготовительные изменения, способствующие совершению действия и необходимые для него. Если бы за ними последовало действие, процесс был бы нормальным. Невротический характер данного состояния заключается в том, что весь физиологический процесс никогда не приходит к завершению. … Всегда, когда в сознательном поведении подавлены проявления установок соперничества, агрессивности и враждебности, симпатическая система оказывается в состоянии непрерывного возбуждения. Симпатическое возбуждение, сохраняющееся из-за того, что в согласованном произвольном поведении реакция борьбы или бегства не достигает завершения, приводит к развитию вегетативных симптомов. Это видно на примере пациента, страдающего гипертонической болезнью: его внешнее поведение выглядит заторможенным, чрезмерно контролируемым. Более того, при мигрени приступ головной боли может прекратиться в течение нескольких минут после осознания пациентом своей ярости и открытого ее выражения. В тех случаях, когда удовлетворение регрессивных тенденций к поиску помощи не достигается в открытом поведении, либо из-за внутреннего неприятия их, либо в силу внешних причин, вегетативные реакции склонны проявляться в дисфункциях, являющихся результатом возросшей парасимпатической активности. В качестве примера можно привести внешне гиперактивного, энергичного пациента с пептической язвой, не допускающего удовлетворения своих зависимых потребностей … Другими словами, эти вегетативные симптомы порождаются длительным возбуждением парасимпатической ветви вегетативной нервной системы, вызванным продолжительным эмоциональным напряжением, которое не находит выхода во внешнем скоординированном произвольном поведении» [1].

Следующая группа внутренних факторов возникновения психосоматических расстройств – психологические факторы. Эта группа факторов, являясь наиболее значимой, наименее изучена в современной науке, несмотря на обилие и многообразие различных теорий и подходов.

Все описываемые в литературе психологические факторы возникновения психосоматических расстройств можно разделить на несколько групп:

  1. Внутренний конфликт между одинаковыми по интенсивности, но разнонаправленными мотивами человека [24], как минимум один из которых обречен остаться неудовлетворенным. Начиная с З.Фрейда, впервые предпринявшего попытку подробного изучения механизма возникновения психосоматических расстройств, многие авторы придерживаются мнения о том, что речь в данном случае идет о конфликте между биологическим и социальным. К этой же группе относится вышеописанное несоответствие между природной склонностью человека к определенному типу поведения, связанной с доминированием парасимпатического или симпатического отдела вегетативной нервной системы, и реализуемым им типом поведения. Так, Ф.Данбар обнаружила, что, например, «желудочно-язвенный тип может внешне казаться амбициозным, волевым и упорным, однако под этим скрывать зависимые и женоподобные характеристики. Индивид с повышенным кровяным давлением может внешне проявлять дружелюбность и сдержанность, но можно было бы продемонстрировать, что эти поверхностные черты являются реактивным образованием, направленным против жестко подавляемых агрессивных импульсов» [6].
  2. Психологическая защита, связанная с вытеснением тех или иных потребностей и эмоций из сознания, что приводит к невозможности осуществления эмоциональной разрядки [1]. Психологическая защита нередко обусловлена внутренним конфликтом: «Мы сталкиваемся с возникновением конфликта между устремлениями органической жизни и устоями общества. … В некоторых случаях побежденное социальным влиянием «Я» вынуждено вытеснять свои природные импульсы … Вслед за осуществленным вытеснением «Я» … организует энергию человека не соответствующим действительности образом, не позволяет ему реализовать природное предназначение собственных импульсов и побуждений, и, как следствие, может привести к психоневротическим расстройствам, истерии, органическим изменениям и опухоли» [30, с.36-37].
  3. Сдерживание эмоций: «характерной чертой … является склонность подавлять или сдерживать эти эмоции, вместо высвобождения экстремальной реакции в соответствующем поведении – борьбе, бегстве или конструктивной деятельности, таким образом никогда не завершая их. Он погружается в постоянное состояние готовности перед лицом угрозы, которая может быть чисто субъективной и никогда не приводит его к каким-либо действиям. В результате описанные выше физиологические изменения могут превратиться из временных экстремальных реакций в постоянные и закрепленные. Такова физиологическая основа психосоматических расстройств» [6]. Нередко постоянное сдерживание эмоций связано с личностными особенностями субъекта: «психосоматические больные стыдятся проявлять свои эмоции, особенно агрессивные. Им свойственен чрезмерный эмоциональный контроль, помогающий скрывать собственные потребности, зависимость, разочарование, гнев, а также сознание своей беспомощности и переживание враждебных чувств к себе. … Из-за постоянного контроля их движения приобретают оттенок скованности, «деревянности», речь становится монотонной и однообразной» [47, с.39].
  4. Психологические особенности, снижающие вероятность конструктивного реагирования на неблагоприятные внешние воздействия. «В норме взрослый человек обладает достаточно высокой фрустрационной толерантностью, позволяющей ему приспосабливать­ся к стрессам повседневной жизни. Однако этот сдерживающий ба­рьер не всегда надежен. Он перестает выполнять свою защитную роль, когда внешние фрустрирующие факторы чрезмерно интенсив­ны либо, что происходит гораздо чаще, когда толерантность к фру­страции снижается. Последнее обычно возникает вследствие исклю­чительно внутренних, психологических причин. Например, когда преобладают … самообвинительный стиль реаги­рования на фрустрацию. Или когда человек страдает от снижения самооценки и подавленности …, особенно связанных с установками долженствова­ния и сравнения себя с окружающими. … Предрасполагают к возникновению фрустрации такие харак­теристики человека, как педантичность и ригидность, «застреваемость», а также стремление к совершенству (перфекционизм)» [43, с.116]. Сюда же относятся характерные для личности стили реагирования на стрессовые воздействия (копинг-стратегии). Выделяют два основных таких стиля [25]:
    • Проблемно-ориентированный стиль, направленный на ра­циональный анализ проблемы, связан с созданием и выпол­нением плана разрешения трудной ситуации и проявляется в таких формах поведения, как самостоятельный анализ слу­чившегося, обращение за помощью к другим, поиск дополни­тельной информации;
    • Субъектно-ориентированный стиль – проявляется путем эмоционального реагирования на ситуацию, не сопровождающе­гося конкретными действиями, в виде попыток не думать о проблеме вообще, вовлечения других в свои пере­живания, желание забыться во сне, растворить свои невзгоды в алкоголе или компенсировать отрицательные эмоции едой. Эти формы поведения характеризуются наивной, инфантиль­ной оценкой происходящего.

Оптимальным является проблемно-ориентированный стиль, при котором «саморегуляция личности осуще­ствляется не за счет подавления негативных эмоций, а за счет использования их энергии для организации целенаправленного поведения» [25, с.36-37], в противном случае процесс адаптации нарушается, и возникают психосоматические заболевания.

Следует отметить, что все перечисленные основные психологические факторы возникновения психосоматических расстройств, так или иначе, связаны с психологической адаптацией человека к внешним условиям, с одной стороны, и к собственной природе, с другой. Психосоматические заболевания возникают тогда, когда нормальное протекание процесса адаптации по тем или иным причинам нарушается. Другими словами, психосоматические заболевания могут быть рассмотрены как формы нарушения психологической адаптации человека.

Обусловленность психосоматических расстройств нарушениями психологической адаптации подтверждается и существованием связи между психосоматическими заболеваниями и неврозами, упоминаемой многими авторами [7; 17; 20; 24; 43; 47 и др.]. Сущность этой связи заключается в том, что неврозы и психосоматозы, как правило, не встречаются одновременно у одного и того же человека, но могут последовательно сменять друг друга. Одни авторы пишут, что неврозы защищают человека от психосоматики: «предупреждающее значение приобретают при неврозах специфические психологические компенсаторные механизмы, приводящие к уменьшению патогенного эмоционально-аффективного напряжения» [20, с.498]. Другие отмечают защитный характер психосоматического процесса, который помогает пациентам избежать сознания тяжелейших жизненных проблем [47].

Ф.Александер считал, что «при психосоматических болезнях конфликт вытесняется настолько глубоко, что не осознается, тогда как при неврозе он вытесняется не полностью» [47, с.46]. Исходя из наблюдений над взаимоотношениями неврозов и психосоматических заболеваний, А.Митчерлих (Mitscherlich, 1953/54) предложил концепцию двухфазной защиты. Он считал, что «первая фаза существования неразрешен­ного внутрипсихического конфликта – психическая. При этом вследствие вытеснения или других форм психологической защиты происходит формирование эмоциональных, поведенческих рас­стройств и других невротических симптомов. Если же все эти сред­ства оказываются недостаточными, наступает вторая – телесная фаза конфликта, в которой на первый план выступают вызванные им соматические нарушения. При длительном существовании кон­фликта описанные фазы могут повторно сменять друг друга» [43, с.81].

В любом случае, исходя из всего вышесказанного, можно однозначно констатировать, что психосоматические расстройства и неврозы представляют собой разные формы психологической дезадаптации человека.

Точки зрения о том, что психосоматические заболевания представляют собой нарушения психологической адаптации, придерживаются многие современные авторы. Так, например, М.Е.Сандомирский пишет: «Наиболее общим подходом к описанию телесно-психологичес­ких проблем … служит представление о нарушении психологической адапта­ции как механизме их формирования. По сути, психологическая адаптированность является синонимом душевного (и в значитель­ной мере телесного) здоровья» [43, с.27].

Л.Н.Собчик различает невротический, психопатический и психосоматический типы психологической дезадаптации. По ее мнению, эти типы дезадаптации различаются личностными особенностями и типами эмоционального реагирования. «Невротические расстройства формируются на базе преобладания в структуре личности гипостенических черт. … Поведенческие реакции, приписываемые психопатическим личностям возбудимого круга, возникают на почве … стенического склада характера. … невротический тип реагирования отличается преобладанием тормозимых реакций, а психопатический – возбудимых» [46, с.442]. В свою очередь, психосоматический тип дезадаптации является смешанным, а психосоматические расстройства возникают «в связи с блокированностью как невротического, так и поведенческого канала отреагирования, эмоциональная напряженность в условиях хронической психотравмирующей ситуации … проявляется нарастанием соматических нарушений» [46, с.439].

Таким образом, психосоматические заболевания возникают в результате взаимодействия внешних и внутренних факторов: социальных, физиологических и психологических. При этом в большинстве случаев ведущая роль принадлежит психологическим факторам, и в целом основным источником психосоматических расстройств выступают нарушения психологической адаптации человека.

Далее: Общая характеристика сахарного диабета